Манежная площадь. Памятники археологии. Часть II
О проекте Пресса Друзья
Хотите первыми получать важную информацию?
Поиск и карта сайта
Регистрация

Манежная площадь. Памятники археологии. Часть II

19-го ноября 2003
 
Раскопки велись около четырех лет, на виду у всей Москвы. Прямо на месте располагались бытовки и полевые лаборатории, там же шла реставрация. Как-то вдруг оказалось, что у Москвы есть археология. Любопытству москвичей не было предела. Тем более что и находок было множество и, поскольку место было влажное, в непосредственной близости от Неглинной, органика сохранилась очень хорошо — кожа, кости, дерево.
Река Неглинка протекала по Воскресенской площади, через нее были перекинуты мосты: у Боровицких ворот — деревянный, впоследствии каменный, каменные — у Воскресенских и Троицких. В 1821 году, по решению архитектора Осипа Бове, отстраивавшего Москву после пожара 1812 года, она была накрыта сводами. Когда-то статьи Гиляровского о подземной клоаке (а в Неглинку сливала нечистоты вся Москва) наделали такого шуму, что Дума постановила начать перестройку Неглинной. Дело это поручили инженеру Левачеву. Оказалось, около Малого театра, к примеру, русло было забито настолько, что вода едва проходила сверху узкой струйкой, из-за чего происходили наводнения. В 1886-м Неглинка была перестроена.
Ледяные горы на берегах Неглинной у стен Кремля, XVIII век
Когда начались строительные работы, археологи уже четко знали, где и что сохранилось, и могли вести необходимые экспресс-раскопки, сопровождавшие строительство. Было исследовано больше 30 тысяч квадратных метров, а вместе с поврежденными участками — порядка 70 тысяч кв. м, собрана обширная и очень ценная коллекция археологических артефактов, связанная с сооружениями, стоявшими на площади и событиями, здесь происходившими. Например, оружие и военные доспехи на месте располагавшегося в XVI веке рядом с Опричным двором Стремянного полка стрельцов, охранявших Ивана Грозного.
При раскопках обнаружили и некрополь Моисеевского женского монастыря. Монастырь этот был не особенно богат и значителен, известен он стал с XVI века и в разные времена назывался то «у Житной решетки» (по соседке — Житной площади), то «у богаделен» (рядом располагались богадельни для престарелых и убогих). В 1710 году монастырь с храмом в честь святого Моисея-Боговидца отстроили заново после пожара. Жили в нем 99 сестер и настоятельница. Монахини принимали живое участие в торговой жизни окрестных мест. Они устроили у ворот 12 печур и очень успешно торговали горячими калачами и блинами.
Еще одно название Моисеевского монастыря — «у Тверского кружала». Кружало (трактир) «Каменный скачок» было очень любимо московской интеллигенцией. Рядом с кабаком помещались лавки, принадлежащие Донскому Успенскому Предтечевскому монастырю и сдаваемые им в аренду.
Моисеевская площадь, конец XIX - начало XX вв.
Когда в XVIII веке понадобилось место для расширения торговли, монастырь, в числе прочих, упразднила своим манифестом от 12 февраля 1764 года Екатерина II. По другим сведениям, императрице нужно было для охраны Кремля поставить казематы для солдат. Площадь стала называться Моисеевской, а на месте монастыря Общество поощрения трудолюбия на добровольные пожертвования воздвигло часовню (архитектор Чичагов) в память Турецкой войны 1877-78 гг.
…Сооружения снесли, а кладбище, погост, бывший при каждом монастыре, остался под асфальтом, на него-то и наткнулись археологи. На стыке Манежной площади, Моховой и Тверской улиц был вскрыт крупнейший из некрополей.
Асфальт был колоссальной толщины. Поскольку каждый год там стояли танки, пригнанные для парада, постоянно приходилось обновлять асфальт. В итоге он достиг толщины почти в полтора метра.
В силу того, что слой сохранил органику, удалось обнаружить облачения монахинь — аналавы, покрытые вышивкой. К реставрации подключили лучших московских реставраторов по тканям. А 600 с лишним захоронений, после проведенного антропологического исследования, перенесли на одно из подмосковных кладбищ. Была соблюдена вся процедура перезахоронения — отпевал потревоженные души отец Аркадий, настоятель Казанского собора. Силами архитекторов был спроектирован мемориал, затем по плану реконструкции на месте некрополя поставили часовню.
Долгое время муссировался вопрос об этичности этого мероприятия. Однако, не вскрывать некрополь не получалось: именно на него приходился стык подземного центра и метро. Да и кладбище под проезжей частью тоже не есть хорошо.
Первоначальный проект торгового центра был интереснее, чем его реализация. Предполагалось, что на каждом ярусе расположатся внедрения былой материальной культуры. Однако это не удалось. Но подземный археологический музей существует: вход в него не в самом комплексе, а на стыке Воскресенской и Манежной площадей, около гостиницы «Москва». Музей организован на месте Воскресенского моста, восьмого чуда света, как его когда-то называли.
Воскресенский мост сооружен в конце XVI века, он соединял Белый город и Китай-город. Каменный мост шел прямо с Тверской до Красной площади, практически вдоль всей гостиницы Москва и до нынешней Иверской часовни. В конце XVI — начале XVII века мост разобрали и заменили белокаменным по проекту архитектора Петра Гейдена. После заключения Неглинки в коллектор мост был засыпан.
Несмотря на уверения многих специалистов в том, что от моста ничего не осталось (через него проводили частью подземный переход, частью коммуникации), главный археолог Александр Григорьевич Векслер все настоял на его открытии. Прогнозы Векслера оправдались — сохранились и устои белокаменного моста, и более раннего кирпичного, и деревянная с земляной дамбы. В канун 850-летия Москвы там был открыт музей археологии Москвы, по мнению президента ЭКОМОСа ЮНЕСКО профессора Роальда Сильва, один из лучших в мире.
Панорама опустевшей Манежной площади. Фото сделано после 30-х годов.
По сталинскому плану реконструкции на месте Манежной площади должен был пройти невероятной ширины проспект — от Лубянской площади до Москвы-реки, прямо к Дворцу Советов. Дворец предполагали увенчать колоссальной скульптурой Ленина с воздетой к небу рукой, по которой, по замыслу проектировщиков, ходил бы лифт и поднимал посетителей к ладони — обзорной площадке. Реализации плана помешала война, как говорится, не было бы счастья, да несчастье помогло. Для центра Москвы это оказалось спасением. Но площадь уже была расчищена, от Моисеевской площади с Обжорным переулком и Лоскутным тупиком ничего не осталось.

Нынешний вид Манежной площади тоже, чего скрывать, устраивает далеко не многих. «Чрево Москвы» некоторые в запале даже называют теперь «позором Москвы». Но оставим в стороне скользкую тему внешнего вида, одно неоспоримо — все раскопки были проведены абсолютно цивилизованно и по правилам. Стараниями археологов Москва обрела уникальные артефакты-воспоминания, что бережно хранит в себе подземный музей.
* — Благодарю за предоставленную информацию профессора Александра Григорьевича Векслера, генерального директора Центра археологических исследований г. Москвы.