Арбатская площадь, д.1/2. Дом Сегалова
О проекте Пресса Друзья
Хотите первыми получать важную информацию?
Поиск и карта сайта
Регистрация

Арбатская площадь, д.1/2. Дом Сегалова

17-го февраля 2004
Открытие памятника было назначено на 26 апреля 1909 года. Накануне в Москве разыгралась жуткая метель, наступившее утро было холодным и угрюмым. Несмотря на это, народу собралось великое множество. Окна в домах, что выходили на Арбатскую площадь, предприимчивые москвичи заранее сдавали за бешеные деньги и все места разобрали!
26 апреля 1909 года, Арбатская площадь. Открытие памятника
Обитатели дома № 1 тоже прильнули к окнам, глава семейства — Григорий Ефимович Сегалов, московский купец, владелец собственного галантерейного товарищества, в общем, человек серьезный и до празднеств не охочий, и тот не удержался от любопытства. Слишком давно говорили об открытии, да и слухов ходило немало. Некоторые даже метель восприняли как мистическое знамение. И чего только людям в голову не взбредет…
Наконец, в 12 часов 39 минут «с памятника была сдернута пелена и над толпой, как бы склоняясь к ней, с скорбным лицом появился Гоголь». Гробовая тишина воцарилась на площади — зрители были поражены.
Из конкурсных условий: «…памятник должен представлять бронзовое изваяние Николая Васильевича Гоголя в сидячем положении, в костюме времени жизни писателя, помещенное на пьедестале… проект должен быть оригинальным, а не подражанием существующих памятников».
Памятник Н.В. Гоголю, впоследствии «сосланный»
«Не захотят многие этого памятника с больным Гоголем, — писал Сергей Яблоновский в „Русском слове“, — не захотят пугливо кутающейся фигуры, дрожащего от холода, прячущегося от людей, с птичьим профилем, с бессильно поникшей головой. Может быть, они правы. Может быть, необходим другой памятник Гоголю — памятник могучему творческому гению, но нужен и этот… Страшный, кошмарный символ»…
 
Дом № 1/2 на углу Арбатской площади и Малого Афанасьевского переулка оказался последним «живым свидетелем» торжественного открытия памятника и, как принято писать в сопроводительных справках, «последним историческим зданием, составляющим фрагмент ценного фронта нечетной стороны Арбатской площади». А ведь почти до конца XIX века домовладение представляло собой обычный набор разновременных построек. Остатки дома конца XVIII века, двухэтажное жилое здание с лавками и сводчатыми подвалами начала XIX века, да новенький (1864 года рождения) двухэтажный же корпус по Малому Афанасьевскому переулку.
В 1860 году в доме № 1 по Арбатской площади поселился по окончании университета и жил там до отъезда за границу (1862) будущий глава московской школы физиков, организатор первой в России учебно-исследовательской физической лаборатории, ученый «с невозможным характером» 21-летний Саша Столетов. Много позже, его ученик — Николай Зворыкин создаст первую передающую телевизионную трубку — иконоскоп и будет вместе со Столетовым причислен к изобретателям телевизора.
Арбатская площадь, д.1/2, после перестройки, 1880-е годы.
Однако время шло, и Арбатская площадь, которая еще в начале XIX века, по словам Михаила Пыляева, «была почти непроходима от грязи и топей, и нередко можно было видеть, как бились лошади, вывозя из невылазной грязи карету или колымагу», приведенная в порядок, потребовала нового облика от своих «жителей». Видом будущего дома № 1 занялся австрийский подданный Семен Семенович Эйбушиц, архитектор, строивший в основном в Москве.
Среди других построек Эйбушица — здание банка на Кузнецком мосту, 15, синагога в Большом Спасоглинищевском переулке, Центральные (Хлудовские) бани в Театральном проезде. Последние сильно задели владельцев Сандуновских бань, в спешке затеявших перестройку: «Что? Московским архитекторам строить бани? А почему Хлудовы этого не сделали? Почему они выписали из Вены строителя… Эйбушиц, кажется? А он вовсе не из крупных архитекторов… Там есть знаменитости покрупней. …Надо создать нечто новое, великое, слить Восток и Запад в этом дворце!..» («Москва и москвичи», В. Гиляровский)
В 1881 году все постройки объединены 3-м этажом в общий Г-образный объем. «Венский строитель» умело расставил акценты — угловая часть здания, монументальные членения, декор, высочайшего качества лепнина — дом стал истинным украшением Арбатской площади.
На углу находились аптека и ресторан «Красный Яр», 1900-е годы.
В начале XX века большую часть первого этажа здания занимал «Магазинъ обуви Н. Горячева», в угловой части здания располагались аптека и известный арбатский ресторан «Красный Яр», портал входа в который был облицован цветной чернильно-синей керамической плиткой с элементами декора в стиле «модерн». Тогда, следуя моде, многие владельцы московских магазинчиков, перестраивали фасады первых этажей — белая керамическая облицовка «под кирпич» с геометрическими узорами из той же плитки (чаще всего зеленого цвета). Чернильно-синяя расцветка была редкостью, до настоящего времени и вовсе дошедшая в единственном экземпляре. А вход в портал впоследствии заложили, долгое время там размещалась открытая телефонная будка.
Арбатская площадь, после 1935 года.
В 1922 году дом 1/2 на углу Арбатской площади был передан организации, которая тогда относилась к промкооперации и называлась ВСЕКОЛЕС («Всероссийский Кооперативный Лесной Союз»). Организация эта была предшественником целого ряда организаций, занимавшихся развитием российской, а затем и советской лесохимической, в том числе лесной и бумажной промышленности, а ее сотрудники позже работали в таких институтах, как Гипролесхим, ЦНИЛХИ и целом ряде других организаций Министерства лесной и бумажной промышленности. В доме 1/2 на Арбатской площади были выделены квартиры для большой группы сотрудников.
Дом, в форме замкнутого квадрата с внутренним двором и воротами со стороны Малого Афанасьевского переулка, имел три подъезда с наружной стороны (два со стороны Малого Афанасьевского переулка и один с Арбатской площади), а также двухэтажный флигель во дворе и два подъезда со стороны, противоположной воротам. В первом подъезде от угла в Малом Афанасьевском переулке жили два члена правления организации, начальник техно-экономического отдела, главный бухгалтер и главный кассир, а также управляющий делами. Таким образом, фактически это был один из первых ведомственных домов в Советской Москве.
Арбатская площадь, дом Сегалова слева, 1930-е годы.
Следует особо сказать о том, как жили в таком доме в это время. Отопление - вертикальные печи–голландки, расположенные на трех этажах дома друг под другом. Пищу готовили тоже на дровяных плитах в кухнях. Проблема обеспечения дровами решалась следующим образом: на углу переулка, являющегося продолжением Большого Афанасьевского и выходящего в настоящее время на Новоарбатский (Калининский) проспект, и улицы Арбат находился дровяной склад. От него дрова доставлялись в сараи, которые находились в подъезде, выходившем на Арбатскую площадь, в многоэтажном подвале. Перед тем, как топить печи, дрова распиливали прямо в квартирах. Так квартиры отапливались вплоть до 1953 года, когда в них было проведено паровое отопление. В квартирах также не было ни душа, ни ванн. Поэтому бытовало еженедельное «ритуальное» посещение Центральных или Сандуновских бань.
Интересные вещи обнаружились при проведении парового отопления. Толщина стен в доме была такой, что взрослый человек мог спокойно сидеть на подоконнике. Однако, когда домоуправление решило сделать ниши для батарей под окнами, оказалось, что стены внутри полые, за слоем в один кирпич оказалась пустота. Видимо, засыпка, которая была вложена в промежуток между наружной и внутренней стеной, благополучно осела. Но дом был, тем не менее, чрезвычайно теплым.
Дом всегда имел самостоятельное значение в жизни Арбатской площади – в нем до того, как «прорубили» Калининский проспект, в течение долгого времени находилось (в подъезде, выходящем на Арбатскую площадь) почтовое отделение Г-19 (сейчас Отделение связи 121019 на Новоарбатском проспекте), а затем здесь же размещалась Федерация футбола СССР.
То, что дом находился на тогдашней правительственной трассе (Сталин ездил по ней с ближней, Кунцевской дачи в Кремль) и рядом с Гоголевским бульваром, сделало его жителей свидетелями ряда событий, наиболее значительным из которых стала замена Андреевского памятника Гоголю на памятник скульптора Томского.
Арбатская площадь, 1930-е годы.
Да, советской власти памятник не понравился. С заменой памятника Гоголю была связана даже некая легенда, бытовавшая среди арбатских жителей и говорящая о том, что однажды Сталин, проезжая по Арбатской площади вечером, посмотрел на памятник Гоголю и тот произвел на него грустное впечатление. По легенде, Сталину это не понравилось и он, воспользовавшись подходящей датой, приказал заменить памятник на более веселый вариант. Есть ли основания у этой легенды – неизвестно, но «больного физически и нравственно» работы скульптора Андреева в 1952 году заменили «стоящим во весь рост, в полном расцвете сил» работы Томского — дар памяти писателя «от советского правительства». Прежний монумент отправили на кладбище отставленных скульптур в Донской монастырь, и только в 1959 году вернули на Арбатскую площадь, но уже во двор дома по Никитскому бульвару, где провел последние годы и 12 февраля 1852 года скончался Гоголь. Так, дом № 1 стал свидетелем не только открытия, но и ссылки памятника.
Ситуация с правительственной трассой, кстати, ощущалась прежде всего по наличию «топтунов» (агентов, которые постоянно находились на площади). К ним настолько привыкали, что одна из жительниц дома, встретив его в метро, пыталась выяснить, а не учились ли они где-то вместе.
История превращений Арбатской площади связана также с тем транспортом, который ходил и ходит сейчас по ней. До Великой Отечественной войны и сразу после нее по бульварам и через Арбатскую площадь ходили трамваи. Позже их заменили на троллейбусы. То же касалось и Арбата, пока его не сделали пешеходным. А до того времени по Малому Афанасьевскому переулку ходил тролейбус, и в домах периодически раздавался звон, когда при повороте с Арбатской площади у него соскакивали дуги.
Снос здания, 2003 год.
В 2001 году на Арбатской площади началось строительство торгово-офисного «Альфа-Арбат-Центра». Поначалу планировалось построить здание, соразмерное ресторану «Прага» и с похожей угловой башенкой, но в процессе здание подросло и совершенно задавило и площадь, и половину самого Арбата. Трехэтажный дом № 1/2 по Арбатской площади не спасла ни комплексная охранная зона, ни заповедная территория «Арбат». В начале 2003 года его снесли. «Незримая всевластная рука истории переставляла памятники, как шахматные фигуры, а иные из них вовсе сбрасывала с доски. Она переставила памятник Гоголю работы гениального Андреева, тот самый памятник, где Николай Васильевич сидит, скорбно уткнувши свой длинный птичий нос в воротник бронзовой шинели — почти весь потонув в этой шинели, — с Арбатской площади во двор особняка, где по преданию сумасшедший писатель сжег в камине вторую часть „Мертвых душ“, а на его место водрузила другого Гоголя — во весь рост, в коротенькой пелеринке, на скучном официальном пьедестале, не то водевильный артист, не то столоначальник, лишенный всякой индивидуальности и поэзии. А на голове у него сидит голубь». (В. Катаев). С доски убран и еще один дом.
Тогда для чего создаются эти...
Sfinks 2008-03-02 21:28:14 Тогда для чего создаются эти охранные зоны?
Очень давно не была на Арбате....
Аларика 2008-03-10 23:45:45 Очень давно не была на Арбате. Первое, что бросилось в глаза и неприятно удивило - "Альфа-Арбат-Центр". Страшно...лицо города меняется с катастрофической скоростью.
Всю жизь прожила на...
Ольга Царькова 2009-03-16 13:45:43 Всю жизь прожила на М.Афанасьевском. Видела как один за другим "уходят" памятники. Остались не тронутыми всего 2 дома от бывшего Филипповского подворья...
* — Адрес подсказал автор сайта «Московский модерн» (http://mosmodern.race.ru) Денис Ромодин, он же составил описание дома. Историческая справка дана Б. Е. Пастернаком (Центр историко-градостроительных исследований г. Москвы).
История значительно дополнена в 2008 году, благодаря воспоминаниям Германа Эдуардовича Кесслера, жильца дома 1/2 по Арбатской площади.
Спасибо.
Ну и дела! Это же дом моего...
jinji_k 2009-12-07 19:11:35 Ну и дела! Это же дом моего прадеда, Юрия Григорьевича Сегалова! Я много лет пытался узнать, где он был, и только сейчас обнаружил. Какая жалость, что все это выяснилось, когда дома уже нет...