Малая Дорогомиловская улица, д. 47. Ночлег императора
О проекте Пресса Друзья
Хотите первыми получать важную информацию?
Поиск и карта сайта
Регистрация

Малая Дорогомиловская улица, д. 47. Ночлег императора

13-го июля 2004
«Наступил час вечерень. Колокола молчали. Узнав, что ночные удальцы московские, говоря просто, сбирались ухнуть на добычу и на грабеж, расторопный граф Ростопчин приказал запереть колокольни и обрезать веревки. Вдруг как будто бы из глубокого гробового безмолвия выгрянул, раздался крик: «Французы! Французы!»
(Глинка С. Н. Из записок о 1812 годе.)

Полдня прождал великий император, покоритель всей Европы, ключей от поверженного города. Тщетно: ни коленопреклоненной делегации, ни почестей завоевателю, ни торжественной капитуляции, ничего… Как будто не великий император, а простая моська какая пришла на Поклонную гору. Более того, словно плевок в лицо получил Наполеон весть о том, что город оставлен жителями, пуст. Час после такого сообщения Бонапарт не мог придти в себя, бился в конвульсиях и судорогах, сейчас же пребывал в ярости. Стоя на горе, мрачно лицезрел он открывшуюся перед ним панораму, полностью уверенный в своей победе и одержимый жаждой мести непокорным:
«Вот башни полудикие Москвы
Перед тобой в венцах из злата
Горят на солнце…
Но увы! То солнце твоего заката».
Так выглядел ночлег Наполеона, дом по Малой Дорогомиловской улице.
«Для удаления обывателей из Москвы Кутузов посылал конных чиновников, которые к вечеру 1 сентября от Драгомиловской или Смоленской заставы, мчась вихрем по улицам, кричали: «Спасайтесь! Спасайтесь!» (Глинка С. Н. Из записок о 1812 годе.)
Император отдал приказ войти в город. «Увидели мы Наполеоновы полки, шедшие тремя колоннами. Первая перешла Москву-реку у Воробьевых гор. Вторая, перешед ту же реку на Филях, тянулась на Тверскую заставу. Третья, или средняя, вступала в Москву через Драгомиловский мост», писал все тот же Глинка.
С третьей колонной двинулся и «маленький божок», да вот только испугался под покровом ночи вступать в варварскую, непредсказуемую столицу. Шутка ли, ведь несколько часов назад зарубили и растерзали московские жители своего соотечественника, купеческого сына Верещагина за один только перевод речи Бонапарта из французской газеты. Обвиненный был казнен, когда Наполеон уже стоял на Поклонной горе.
Ночлег долго не выбирали. «Император вернулся обратно и проехал по предместью до моста, часть которого была разрушена; так как река в этом месте была глубиною всего в два фута, то мы перешли ее вброд. Император доехал до конца улицы на противоположном берегу, а затем вернулся и стал торопить с починкой моста, чтобы можно было по нему перевозить снаряжение. Император оставался у моста до самой ночи. Его главная квартира была устроена в грязном кабаке — деревянном строении у въезда в предместье», — фиксировал происходящее Арман Луи де Коленкур, министр иностранных дел неаполитанского короля. Впрочем, дом описывался и по-другому: «Он устроил свою главную квартиру в прекрасном деревянном доме» (из воспоминаний дворцового префекта Боссе).
"Ветхое строение" не спасли древность, авторство Трезини и уникальные наличники.
Дом этот, выполненный по проекту знаменитого швейцарца Доменико Трезини, был построен не так давно — в конце XVIII века. Принадлежал он какому-то местному трактирщику, который особняк свой спешно покинул, оставив нетронутыми вещи и всю обстановку. Даже часы продолжали идти. Впрочем, так выглядела вся Москва: словно душа ушла из нее, словно испарились бесследно жители странного, непонятного европейцу города. Неспокойно провел эту ночь Наполеон в своем последнем пристанище на пути к Кремлю, все чудилось ему что кто-то есть в пустом доме, то шорох за занавеской, то тень у окна, однако, в конце концов забылся он тяжелым сном… За ночь случилось несколько пожаров, но только под утро отважились разбудить императора, который и помыслить не мог, что русские будут сами поджигать дома лишь бы не отдать их неприятелю. Ах, сколько бы могли рассказать императору стены его ночлега о непонятной русской душе…
В полдень покинул Наполеон свое убежище и направился в Кремль. «Город без жителей был объят мрачным молчанием. В течение всего нашего длительного переезда мы не встретили ни одного местного жителя» — написал в походном дневнике Коленкур. Строго-печально смотрел императору вслед деревянный особняк. Он, казалось, уже точно знал о незавидной участи своего постояльца.
7 октября, так и не добившись мира с Россией, Наполеон был вынужден покинуть Москву. Он направил свои обессилевшие войска к Тарутину, надеясь пробиться к Калуге и Туле. 12 октября произошло сражение за Малоярославец, однако к Калуге французы так и не смогли пробраться. Император был вынужден отступить к Можайску, на пути остановившись в Боровске, в доме купца Большакова… При Малоярославце, по словам наполеоновского генерала, графа Сегюра, «остановилось завоевание мира» и «началось великое крушение нашего счастья».
Дом снесен. На пустыре вскоре вырастет новый офис. 2004 г.
Из 37 дворов Дорогомиловской слободы уцелело 18, дом по Малой Дорогомиловской, 47, давший приют неаполитанскому королю, был в их числе. Отремонтированный свидетель войны 1812 года продержался до 24 апреля этого года, размещая в себе строительное управление № 28. Судьбу последнего деревянного дома разузнал, перерыв гору архивных материалов, краевед Владимир Александрович Тарасов, а решило районное собрание 25 июня 2002 года. И оправдание жители нашли: «Отечественная война 1812 года была войной освободительной, в которой русский народ боролся против Наполеона и его „великой армии“ и победил в этой борьбе». Мол, незачем трястись над пристанищем врага. Очередное офисное здание с подземной автопарковкой оказалось нужнее «ветхого строения», в котором «возможно, бывал Наполеон». Истины уже никто не установит — пустырь навсегда похоронил разгадку этой тайны.

9 июля стало известно, что и другой дом, где ночевал Наполеон — в Боровске по Ленина, 12, также вскоре будет снесен. Пока, правда, в отличие от московской, местная общественность против. Видно, не нужна им автопарковка. Память о войне 1812 года для них пока дороже…
Спасибо большое за публикацию. В...
мельняша 2009-02-22 21:38:26 Спасибо большое за публикацию. В вое время ходила мимо этого дома чуть ли не каждый день. Он был мил мне как последний деревянный дом ямской слободы, и я даже не могла себе представить о том, что в нем ночевал Наполеон, хотя представляю себе то место, где он ожидал депутации с ключами от Москвы. Снесен дом был по-тихому. Мы, жители района, даже ахнуть не успели, как его огородили (мы наивно думали, что реставрируют), и вот уже возвышается очередная "коробка". В нашем районе вообще не осталось ни одного памятника, кроме "Кутузовской избы". Все храмы уничтожены, а на фундаменте одного из них воздвигнуто недавно нечто невразумительное.
* История эта родилась, благодаря настойчивости неравнодушного к судьбе дома Андрея Нестерова (Андрон), все фото предоставлены им же.