Улица Пречистенка, д. 8, стр.3. История каретного сарая
О проекте Пресса Друзья
Хотите первыми получать важную информацию?
Поиск и карта сайта
Регистрация

Улица Пречистенка, д. 8, стр.3. История каретного сарая

22-го сентября 2003
Эта история имеет продолжение, благодаря читателям сайта "Москва, которой нет".
 
Странная участь у Пречистенки… С середины XIX века этот исконно дворянский район активно скупался нарождающейся буржуазией. Разбогатевших торговцев и промышленников мало устраивали изысканные дворцы прежней знати, они строили свои — пышные, помпезные, «псевдо». Доходные дома, торговые лавки, магазины… «Новые дома ошеломляют прохожего всею разнузданностью своего явно извращенного и тупого вкуса и заставляют проливать поздние слезы о погибающей, если не погибшей окончательно красавице-столице…» — писал «Архитектурно-художественный еженедельник» в 1916 году.
История повторяется.
Пречистенка, вид в сторону площади Пречистенских ворот. Открытка
Небольшой каретный сарай усадьбы купцов Истоминых — Пречистенка, 8, строение 3. Про купцов этих известно немногое. В 1872 году они перекупили дело у известных тогда промышленников и меценатов Рябушинских и образовали «Товарищество Голутвинской мануфактуры». В адресной и справочной книге «Вся Москва» за 1915 год нахожу скупые строки о том, что в усадьбе проживали:
Истомина Александра Николаевна — «Московская Голутвинская ткацкая мануфактура среднеазиатских и внутренних изделий», сукно.
Истомина Лидия Александровна — «Хамовническое городское попечительство о бедных, общество для пособий недостаточным слушателям коммерческого института».
Истомин Михаил Алексеевич. Сын Алексея Михайловича и Александры Николаевны, петербургский купец I гильдии. Член правления «Товарищества Голутвинской ткацкой мануфактуры», после смерти отца — директор «Товарищества», казначей Дамского попечительства о бедных, общество для пособий недостаточным слушателям коммерческого института.
Алексей Михайлович Истомин
Алексей Михайлович Истомин, московский купец II гильдии, вначале торговал только суконным товаром, предположительно после смерти своего брата Григория, унаследовал бумаготкацкую фабрику на Якиманке и в 1872-м возглавил «Товарищество московской Голутвинской ткацкой мануфактуры». Его жена, Александра Николаевна в нынешний век вполне могла бы стать героиней рубрики какого-нибудь глянцевого журнала, посвященной успешным бизнес-вумен. Став после смерти мужа членом правления товарищества, Александра не только успешно справлялась с сугубо мужским делом, но и в 1910 году пожертвовала Московскому городскому общественному управлению 10 тысяч рублей на постройку детского приюта. По тем временам деньги огромные! Престижный особняк с дворовыми постройками стоил порядка 30 тысяч рублей, а та же царская семья, к примеру, жертвовала на нужды ОСВОДа пять тысяч рублей в год. И эта сумма считалась более чем щедрой и достаточной. Право же, навязанный нам литературой образ малограмотной и до денег жадной купчихи совсем иной! Только человек большого сердца и истинного благородства мог совершить такой поступок.
Есть еще несколько упоминаний. К началу ХIХ века некий московский купец Истомин снабжал хлебом Олонецкие горные заводы. А в Варшаве на Иерусалимских аллеях в 1887 году по проекту знаменитого польского архитектора Адольфа Волинского был построен красивейший особняк русского купца Всеволода Истомина. Дата постройки дома была приурочена к 50-летию со дня смерти Пушкина. На фасаде расположились бюсты А. Мицкевича и А. С. Пушкина работы скульптора Анжея Прушинского (1836 — 1895). Под бюстами надпись «В память дружбы двух великих поэтов». Интересно, имеют ли эти Истомины отношение к найденным мною?
Голутвинская мануфактура в конце XIX — начале XX века значительно расширила свое производство, и в Голутвинских переулках были построены большие фабричные здания. В 1911 году на углу с Якиманской набережной было возведено главное здание по проекту архитектора А. М. Калмыкова. Реконструкция, произведенная в советское время, по сути, уничтожила Голутвинские переулки — теперь там располагается «Президент-отель» (гостиница «Октябрьская»).
Судьба купцов Истоминых после революции неизвестна. Во всяком случае, потомки их в нынешнем Московском Купеческом Обществе не числятся. И имя Истоминых увековечено только их благотворительностью.
Зато звонок в МКО подарил мне историю другого дома — Молочный переулок, 5. Владелец его по сию пору борется с властями за свое фамильное наследство! Дом интереснейший.
В 20-е годы прошлого века каретный сарай бывшей усадьбы был приспособлен под жилье. У жильцов этого дома в гостях бывали известнейшие люди. Каждый человек — легенда! Дрожь берет от простого перечисления… Художник-живописец, на тот момент директор Центральных реставрационных мастерских в Москве, Игорь Эммануилович Грабарь; сама Марина Ивановна Цветаева; поэт, автор ценных работ по теории стиха Николай Николаевич Асеев; известный филолог-лингвист, автор толкового словаря, настольной книги каждого уважающего себя дома, Сергей Иванович Ожегов. Да… Полжизни можно отдать, чтобы очутиться среди этих людей. Сергей Иванович, кстати, переехав из Петербурга в Москву, долгое время жил совсем недалеко — в коммуналке на Смоленском бульваре (д. 3/5). Во время войны, став директором Института языка и письменности АН СССР, он ежедневно ходил на работу пешком пустынными пречистенскими переулками.
N. B. Связаться с потомками Асеева, возможно, они смогут сказать, кем и что за вечера организовывались на Пречистенке, 8/3. Крайне любопытно!
Каретный сарай пережил войну и вновь сменил владельцев. С 1980 года в бывшем каретном сарае расположился детско-родительский клуб-мастерская «Левша».
Заменой каретному сараю стало офисное здание
В 1995 году некий г-н Береза откупил часть городской усадьбы купца Истомина под нужды своего акционерного общества. (Постановлением Мосгордумы в 1997 году часть усадьбы, в частности, главный дом (кон. XVIII в.) и флигель (XIX в.), разрешено было приватизировать). Детский клуб выселили в трехдневный срок, а на месте памятника архитектуры возвели массивный, угрюмый административный комплекс АО «Интерлес». На фасаде надпись — «построен в 1997 году».
Спустя век, круг замкнулся. Возродившейся буржуазии вновь понадобилось пространство для жизнедеятельности.
Маленького каретного сарая больше нет.