2-й Кадашевский переулок, д. 7. Церковь Воскресения в Кадашах
О проекте Пресса Друзья
Хотите первыми получать важную информацию?
Поиск и карта сайта
Регистрация

2-й Кадашевский переулок, д. 7. Церковь Воскресения в Кадашах

29-го апреля 2008
«Между Большой Полянкой и Пятницкой улицей лежит крупный городской массив, сохранивший в основных чертах планировочную структуру древней Москвы (сравнение современного плана этой части Замоскворечья с первым геодезическим чертежом столицы, планом Ивана Мичурина, свидетельствует о незначительности изменений и о том, что подобной сохранности всей системы уличной сети не имеет ни один другой район города), – писал Андрей Владимирович Иконников в «Каменной летописи Москвы». - Центр этого массива образует церковь Воскресения в Кадашах – застройка как будто наращивалась вокруг нее последовательными слоями. Именно такая система группировки домов слободы объясняет расположение переулков, современному человеку кажущееся сложным и запутанным».
Вид на Замоскворечье, 1850-е годы.
Первое упоминание о церкви Воскресения относится аж к 1493 году. В грамоте, адресованной сыновьям, князь Иван Патрикеев скрупулезно обозначил свои владения, черным по белому в ней написано, что принадлежало ему на тот момент село за рекою, за лугом, у Воскресения, а жили там его же, князя, крепостные крестьяне. В 1504 году царь Иван III говорит уже о селе Кадашеве, версий о топонимике названия которого существует более чем. Самые правдоподобные - о происхождении от слова «кадь» или «кадка» (якобы жили тут бондари, делающие кадки для солений и квашений под нужды царского Сытного двора) или от глагола «катать». По мнению И. Е. Забелина село на самом деле называлось Каташево, а селяне стало быть занимались катанием изготовленного для беления полотна. Последнее подтверждается, ибо в 16-17 веке жители слободы (преимущественно женщины) действительно занимались ткацким, хамовным, делом, поставляли ко двору льняное полотно и скатерти.
При храме действует музей...
Храм Воскресения Христова в Кадашах 2008-09-23 11:21:50 При храме действует музей "Кадашевская слобода". На экскурсии можно познакомиться с историей Кадашевской слободы и храма Воскресения Христова, подняться на смотровую площадку колокольни. В экспозицию музея входят археологические находки, а также предметы церковного искусства. Значительный раздел посвящен московскому дворянскому и купеческому быту. Коллективом музея разработаны тематические экскурсии для детей школьного возраста по программам "москвоведение", "народный быт" и "археология" (www.kadashi.ru)
Раз уж зашла речь о ткацком деле. «Хамовный» происходит от слова «хаман» – бумажное полотно, которое в Россию везли из Индии.
В середине 17 века на Приказной улице (ныне это Старомонетный переулок) строится Хамовный (Полотняной) двор – одна из первых мануфактур, продукция которой целиком идет на нужды дворца. Соответственно, кадашевцы получают значительные привилегии и становятся ткачами «белой казны». Заведует ими «кадашевская приказная барышня» - вдова, что принимает полотна.
Ликвидировали мануфактуру в 18 веке, а на ее месте устроили сначала Кадашевский Монетный двор, а позже Навигационную школу. Но учителям не понравилось: «тот двор построен на месте низком, а надобно для тех наук двору потребну быть ради смотрения в совершенстве горизонта на месте высоком». Потому школу перевели в Сухареву башню, а двор разобрали.
Сама же слобода была большой и богатой, на 1653 год насчитывала 372 двора, а приход одной церкви составляли 45-50 дворов. Немудрено, привилегии позволили многим основательно стать на ноги, кадашевцы в большинстве своем стали купцами самых разных гильдий. А купцы Добрынины, о которых вскоре пойдет речь, и вовсе в 1677 году были включены в государеву гостиную сотню.
Считается, что первоначально церковь Воскресения располагалась несколько южнее нынешней и была деревянной. Именно на этом предполагаемом месте найдены уже в наше время гробница 16 века и фрагменты 4 надгробий. Пол храма 1650-х годов, кстати, обнаружили под трапезной на глубине полметра. А, углубившись еще на два метра под землю, нашли и остатки стены подвала самостоятельной застройки, что может свидетельствовать о том, что уже в 16 веке храм был каменным. И уж точно каменная церковь упоминается в 1657 году в указе Алексея Михайловича о переносе после мора церковных кладбищ на новые места.
Первоначальный облик храма (1687 г.), восстановленный Г.В. Алферовой.
Нынешний храм Воскресения в Кадашах перестроили по старому основанию к 1695 году при «ревностном участии гостей Добрыниных». Строительство его окутано тайной. Начнем с даты. Одни исследователи говорят, что храм 1687 года, другие убеждены, что 1695-го, а третьи и вовсе уверяют, что 1713-го. Если к тому добавить, что в работах Кодрат Маркович очень уж «ревностно» принимать участие не мог, ибо умер в 1692-м, то совсем окажешься сбит с толку. Во избежание недоразумений принято считать, что начали перестройку в 1687 году при патриархе Иоакиме, окончили в 1695-м при патриархе Адриане. В тот же год, 13 января освятили. А деньги на строительство дали купцы Добрынины – Кодрат (Кондрат) и сын его Логгин (Лонгин), выходцы из Балахны. Батюшка, как уже было сказано, до завершения работ не дожил, так что контролировал их сын, человек, кстати, весьма известный. Стоит только сказать, что он ведал строительством кораблей в Воронеже и даже был избран бургомистром.
Про освящение тоже не все понятно. Забелин явно указывает на 1695 год, а другие исследователи пишут о том, что церковь освящена в 1713 году, в период междупатриаршества. Кто прав? Поди догадайся.
Еще одна загадка. Одни пишут, что зодчий Воскресенской церкви неизвестен, другие называют и имя, и фамилию – колокольный мастер Сергей Турчанинов. Кстати, те же исследователи склонны полагать, что помимо Сергея Турчанинова (который возводил колокольню) на строительстве церкви трудился еще и талантливейший зодчий того времени – Петр Потапов (вспомнить хотя бы его шедевр - церковь Успения на Покровке, к сожалению снесенную в годы советской власти).
Реставрация белокаменных деталей, 1960-е годы.
Прежняя церковь была хороша, но новая Воскресенская оказалась выше всяких похвал. Храм построен «кораблем», с московским размещением пяти глав посредине и между сторонами основного креста. Внизу располагалась теплая Успенская церковь, вверху – холодный Воскресенский храм, окруженный гульбищем – круговым ходом. Гульбище это, проходящее над нижними алтарями, уникально. Если в церкви Покрова в Филях (также двухпрестольной) гульбище огибало алтари (нижний находится точно под верхним), то в Кадашах нижний алтарь вынесли из-под верхнего и получилось, что ход проходил ровнехонько над нижним престолом.
 
Декор храма выполнен был с небывалым искусством, по некоторым оценкам, это высшее достижение камнерезного мастерства в московском зодчестве. Вместо привычных кокошников взору обывателя открываются так называемые «петушиные гребешки» - «выгрызенные фронтоны, поставленные один на другой, словно кружево, поднимающееся к главам».
Колокола церкви Воскресения ныне находятся в Большом театре, 1996 год.
Отдельных слов заслуживала и колокольня. «Гармонично сливается с основной старинной церковью современная ей (1695 года постройки), удивительно стройная колокольня. За стройность была метко прозвана свечкой», - восхищался дореволюционный путеводитель.
 
Гордость колокольни – колокола. Главный – от 1750 года отлит был мастером Константином Михайловичем Слизовым, создателем знаменитого Успенского колокола. Завещал же сделать колокол для Кадашей прихожанин, владелец шелковой фабрики Иван Никитович Садовников. Правда, он завещал 300-пудовый, а изготовили аж 400-пудовый (6,5 тонн).
И вновь загадка. После закрытия храма колокола исчезли. Новое пристанище они, об этом говорят многие, нашли в Большом театре. Так, в 1995 году в интервью «Московскому журналу» старший звонарь Московского Кремля И. В. Коновалов заметил: «Мы, конечно, благодарны театрам за то, что они сохранили это ценнейшее наследие, но теперь неплохо было бы подумать над тем, чтобы вернуть колокола туда, где их используют по прямому назначению. В Большом эти колокола звонят в «Борисе Годунове». Но ведь все остальное – декорации и бутафория. Они же не выносят на сцену настоящий трон из Оружейной палаты. Нельзя ли вместо колоколов использовать фонограмму? Недавно у нас произошел радостный день: театр имени Немировича-Данченко передал десять колоколов в знаменитый храм Спаса Преображения, что на Песках. Вместо колоколов театр получил бронзовые доски-била, настроенные на основные ноты этих колоколов. Самый большой колокол в Большом театре – 400 пудов, он из храма Воскресения Христова в Кадашах. Мы можем сделать им идеальную запись гула 4000-пудового Успенского колокола или 2000-пудового «Сысоя» со всем ростовским звоном. Это даже обогатит звуковую гамму «Бориса Годунова» и других спектаклей». Есть, ко всему прочему, и фотографии 1996 года, подтверждающие, что колокола в театре были. Но по последним данным, во время реконструкции Большого, они куда-то исчезли… А ведь именно сейчас, когда можно заранее предусмотреть отсутствие колоколов, самый удачный момент для возвращения.
«Храм, - сообщал все тот же дореволюционный путеводитель, - несколько испорчен поздними пристройками 18 века в каком-то готизирующем стиле (напоминающем мотивы Царицынского дворца)».
Современный вид с колокольни храма, 2008 год.
Перестройке храм подвергался дважды. В 1802-м случилась перестройка алтаря, и тогда стали разбирать открытые лестницы храма. Кроме того, перестроили апсиды верхнего яруса. Прихожанин церкви, архитектор Иван Залусский писал в Консисторию, что «священник лестницу каменную сломал, довольно еще прочную, служившую к укреплению колокольни вместо контрфорса и делавшую великолепие, колокольня со знатнейшим звоном оказалась к падению готова, что деревянной лестницей поддерживать совсем неудобно… Приступили разбирать верхний алтарь будто для небольшой седины и разобрав весь до выпуска его на паперть бывшую вокруг алтаря, уничтожив парапет церкви, вид обезобразили…»
Впрочем, в итоге все получилось, несмотря на опасения Залусского, довольно органично. В войну 1812 года церковь пострадала. В Тихвинском приделе нижнего храма, как говорили старожилы, французами была устроена конюшня, антиминс (льняной или шелковый плат с изображением положения Христа во гроб) они украли, да и сам храм основательно разграбили. Согласно преданию, одних только осыпавшихся жемчужин, найденных в верхней церкви после погрома 1812 года, с лихвой хватило на убрус (головной убор, начельник) на Смоленской иконе Богоматери. По счастью, уцелел шестиярусный иконостас. Уходя, французы подожгли храм с западной стороны, огонь, распространившись на колокольню, дошел до окна у правого клироса и… потух.
Иконостас церкви Воскресения в Кадашах.
Иконостас являл собой настоящее произведение искусства. «Входящий в Воскресенскую церковь поражается уже общей его высотой… иконостас имеет в высоту 17 аршин… Но особенно замечателен он своею в высшей степени искусною резьбою. Многочисленные колонны (числом 52), отделяющие иконы одну от другой, представляют из себя едва ли не лучшее произведение резного искусства 17 в. Все эти колонны сделаны из цельного дерева, внутри – пустые, и потому сквозная резьба их представляет как бы плетение из виноградных кистей и листьев. В частности, в отделке царских врат иконостаса резьба, по выражению И. М. Снегирева, «истощила свою замысловатость и ловкость», - писал в своем очерке священник Сергей Страхов. К слову, Воскресенско-Кадашевский иконостас стал образцом для иконостаса соборного храма Донского монастыря. А для написания икон были приглашены царские живописцы Петр Беляев, Николай Соломонов, Петр Коробов и Петр Билиндин – один из лучших учеников Симона Ушакова.
На данном фото иконостас XIX в.,...
Храм Воскресения Христова в Кадашах 2008-08-21 15:08:24 На данном фото иконостас XIX в., уникальный иконостас XVII века был уничтожен французами в 1812 году.
К сожалению, иконостас XIX в. тоже...
Храм Воскресения Христова в Кадашах 2008-08-21 15:18:49 К сожалению, иконостас XIX в. тоже не уцелел, он был разграблен после 1917 года. Часть икон разрознена и находиться в Третьяковской галерее, музее "Останкино" и Историческом музее (ГИМ), в частности икона Божией Матери Кадашевская. Современный интерьер Кадашевского храма: http://www.kadashi.ru/images/photo/easter_b.jpg
В 1848 году при священнике Иоанне Маргаритове иконостас отреставрировали. Позолоты не пожалели, когда в 1894 году иконостас почистили от пыли и помыли, он произвел впечатление только что позолоченного. Тогда же художник Павел Николаевич Щепетов вновь расписал храм.
К 1830-м относится появление странного выражения, правда, не прижившегося: «Пришла к нам правда не от Петра и Павла, а от Воскресенья в Кадашах». Именно у «Воскресения в Кадашах» находился дом московского головы (с 1843 по 1845 год) Андрея Петровича Шестова, в 1834-м – члена Комиссии для изыскания доходов Москвы и уменьшения ее расходов, отличавшегося удивительным качеством – он не воровал и другим не позволял. В результате его работы, невиданное для Москвы дело, обнаружился профицит бюджета.
 
Храм Воскресения в Кадашах до реставрации 1960-х годов.
А в 1860 архитектором Н. И. Козловским была расширена нижняя церковь, северная и южная галереи расширились на 4,5 аршина, алтари нижних приделов перенесли из боковых апсид, по сторонам от колокольни устроили жилые помещения для богадельни. К галереям же были пристроены паперти, чьи мощные кубические объемы, оформленные в псевдоготическом стиле, оказались откровенно чужеродны. Тогда же окончательно перестал существовать и круговой ход вокруг верхней церкви. Утрата боковых галерей очень заботила Маргаритова, о чем он и писал в одном из писем.
 
В начале 20 века настоятелем Воскресенской церкви стал священник Николай Смирнов (1868 - 1922), прозванный в народе «кадашевским». Епископ Арсений Жадановский, расстрелянный в 1937 году, говорил: «Если бы все пастыри были бы такими, как покойный о. Николай Смирнов, - никакие живоцерковники (движение, возникшее внутри после Октябрьской революции, стремившееся создать особую церковь «коммунистического христианства») были бы невозможны». При о. Николае было устроено сестричество, открыты богадельня и детский приют, а во время 1-й мировой войны созданы два лазарета для раненых. Особую известность он получил за организацию многочисленных (до 2 тысяч человек) паломничеств к российским святыням. Скончался отец Николай в 1922 году. А в 1934-м храм был закрыт.
После в храме размещались различные государственные учреждения, в том числе, «спортивный клуб колбасной фабрики». В послевоенные годы изучением храма занялась архитектор-реставратор Гали Алферова, под ее руководством осуществлена была тщательная реставрация, восстановившая дореволюционный облик кадашевской церкви. В 1965-м, когда работы были окончены, храм передали реставрационному центру И.Э. Грабаря. Гали Владимировна, правда, настаивала на устройстве музея, но и размещение центра во многом обезопасило храм. А в 2006 году его окончательно передали приходу.
Проект элитного офисно-жилого комплекса "Пять столиц", 2005 год.
Однако за период с 1992 по 2004 год участки трех владений, непосредственно граничащих с храмом (заброшенные корпуса советского производственного комбината, которые находятся на территории федерального памятника), были приватизированы коммерческой фирмой «Торгпродуктсервис». Надо сказать, что окружение церкви - почти сплошь слободские дома XVII - XVIII вв. Инвестор же предложил выстроить непосредственно около церкви офисно-жилой комплекс «Пять столиц», многоэтажный, с подземными гаражами (стоянка на 200 машин) с рестораном в пяти метрах от алтарной апсиды. Не дожидаясь утверждения проекта, инвесторы начали сносить строения, часть из которых являлись памятниками архитектуры, другие же только были сняты с охраны. В ход пошли и подложные кадастровые справки, и попытки получить согласования в обход, обычный набор, одним словом. В частности, в кадастровой справке церковь Воскресения в Кадашах числится как малоэтажное строение, по ней же снесен дом дьякона (Кадашевский тупик, д.3), который на самом деле наполовину разрушен, но, тем не менее, стоит. Кроме того, неясно, как вообще была рассмотрена возможность нового строительства на охраняемой территории федерального памятника и в заповедной зоне Москвы?
 
Когда-то, в далеком 1927 году, архитектор Щусев писал: «Москва – один из красивейших мировых центров – обязана этим преимуществом своей старине. Отнимите у Москвы старину, и она сделается одним из безобразных русских городов». Все годы советской власти нет-нет да и всплывала идея создать в Замоскворечье музейный квартал, сберечь уникальную планировочную структуру и застройку древнего русского города. Но нынешних нуворишей красота не волнует, скорее их заботит задорого продать возможность попить чаю на террасе с видом на алтарь… И происходит все это, что обидно, при полном попустительстве властей (во всяком случае никакого особенно активного сопротивления застройщики со стороны города не встречают). Остается только переживать за приходы, которые находят в себе силы бороться против многочисленных «пяти столиц», да надеяться, что когда-нибудь бархатистый, мягкий колокольный звон вновь раздастся над Кадашами…
"В частности, в кадастровой...
Gascogne 2008-05-08 12:08:44 "В частности, в кадастровой справке церковь Воскресения в Кадашах числится как малоэтажное строение, по ней же снесен дом дьякона (Кадашевский тупик, д.3), который на самом деле разрушен, но стоит." Возможно, вы захотите это отредактировать. Не понятно - стоит домик на самом деле или снесен.
Спасибо, исправили. Так...
редактор 2008-05-13 11:01:33 Спасибо, исправили. Так понятнее? Дом, кстати, есть на фотографиях в галерее, размещенной под историей.
Да,так и есть
Strannik71 2013-05-21 08:39:36 Да,так и есть