О проекте Пресса Друзья
Хотите первыми получать важную информацию?
Поиск и карта сайта
Регистрация

Наши прогулки

понедельник, 15-го февраля 2016

По Пехорке с Рустамом Рахматуллиным

Отзыв об одной из поездок мы дополнили еще и снимками с квадрокоптера, сделанными Александром Анашкиным.

Анастасия Сивицкая: 12 февраля мы совершили долгожданную поездку по усадьбам Пехорки с Рустамом Рахматуллиным. Сколько раз мы, направляясь во Владимирскую область, проезжали мимо Горенок, их оранжерей, и все было недосуг остановиться и погулять, не говоря уж о Быково, о котором столько слышали. Но в субботу нас ждало еще несколько открытий. Любопытно, что путешествие состоялось не в самое, казалось бы, для русской природы благоприятное время февральской оттепели, липкого снега, пасмурного неба, когда «оголяются кладбища земли», по выражению А. Блока. Но, может быть, это помогло сосредоточиться на чем-то главном.

Горенки нас поразили своим замыслом, «шествием» от классицизма к неоклассике, от проектов Н. Львова к совершенно новому для нас имени русского и советского архитектора Л. Чернышева. И в противоположность этому величию, как и в следующей усадьбе Пехра-Яковлевское, перед глазами крылья галерей и колоннад со сдвоенными колоннами, напомнивших Архангельское и придающих легкость и прозрачность всей архитектуре, и главное – то, что эти «извивы» не просто вписаны в природу, а повторяют ландшафт, и, прежде всего, изгибы реки.

Ну и, конечно, начиная с Горенок – близость истории, значимости имен владельцев. Может быть, такой пасмурный день даже хорошо настраивал на их житейские проблемы, о которых нам рассказывали, счастье и несчастья, немилость, опалу, хлопоты по купле-продаже, всему тому, что историю родов Долгоруковых, Шереметевых, Разумовских делает интимнее и ближе. Одни из последних знаменитых владельцев усадьбы – Разумовские, в лице гр. Алексея Кирилловича Разумовского, имели в нынешней Москве, а в XVIII в., в предместье на Гороховом Поле, парную к Горенкам усадьбу, которая до сих пор поражает своим загородным размахом. И удивительно, что размах загородного строительства, по словам Р. Рахматуллина, был угадан и последним архитектором, Л. Чернышевым, создавшим в усадьбе постройку с четырнадцатиколонной лоджией (!). И мы все бродили, бродили и пытались вспомнить, где еще встречались с такой архитектурой. На ум пришел Александровский дворец в Царском Селе, но там, как выяснилось, у главного дома только 10 колонн. Но суть в другом. Для меня усадьба – этот что-то спрятавшееся в зарослях, тайное, семейное, а здесь вдруг открылся иной, общественный масштаб и веяние совершенно иных, не интимных времен...

Колоннады, эти «висячие, почти акварельные дуги», сквозь которые можно видеть пространство и внутреннее, и внешнее, с видом на замечательно светлую церковь Преображения, удивили также в усадьбе Голицыных, изначально М.М. Голицына, позже – дипломата кн. Александра Михайловича Голицына, в Пехре-Яковлевском. Несмотря на то, что из-за надстройки на одном из усадебных зданий, вся композиция выглядит несколько загроможденно и беспланово, ее обратная сторона – парк – поражает.

фото Александра Анашкина

фото Александра Анашкина

Парк усадьбы глубок и открыт как театральный зал, в ложбине, в которую мы все буквально скатывались и чуть не спрыгивали  по ступеням просцениума, со сфинксами по бокам. Просцениум напомнил немного площадку Бельведера в Вене и оживил наши воспоминания об одном из владельцев, кн. Александре Мих. Голицыне, который в Вене некоторое время был на службе.

О следующем месте, Троицком-Кайнарджи, хочется сказать неожиданное для себя. Это владения генерал-аншефа гр. Румянцева Задунайского, а вторая часть названия явственно указывает на одно из главных достижений этого деятеля в русско-турецких войнах. Но для меня лично важной была другая деталь – девиз в гербе графов: Non solum armis («Не только оружием!»). Эти слова откликнулись во мне уважением к созидательной, в частности, строительной, просветительской деятельности рода. Несмотря на то, что усадьба не сохранилась, здесь было чем насладиться, а именно Рождественской церковью К. Бланка. Я очень люблю этого архитектора, по наблюдению Рустама, легко сочетавшего барокко и классицизм, или, как было сказано на экскурсии, работавшего в стиле геометризованное барокко. Вообще, глядя на эту церковь, хочется искренне отметить, что величие старой русской архитектуры воплощено именно в храмах. Жалко, что об этом подчас забывают при реставрации и выборе цвета соборов. Но об этой постройке Бланка хочется сказать особенно, потому что вся его фантазия, пыл, страсть, может быть, зажатые немного столичными заказами, как будто бы излились здесь. Внешне церковь вся перетекает и бушует своими формами, как море, а внутренне – полная противоположность и тишина. Во многом, это ощущение создалось за счет четких, плотных, как бы наклоненных и приспущенных, подобно парусу, ребер у свода предалтарной части, что дало возможность почувствовать себя именно как в домовой церкви.

Наша поездка, как любые поездки с Рустамом, обогатила географическую эрудицию, не менее значимую, чем архитектурная. Мы двигались двумя старыми дорогами, Владимирской и Рязанской, между которыми был еще старый Косимовский путь. Сейчас это Егорьевское шоссе, дорога, вдоль которой много строили старообрядцы. Все это настраивало на семнадцатый век, древность присно давнюю. Пехорка обозначает геологические и почвенные границы, так как за ней начинаются не хлебородные земли, глина и казенные землевладения. Среди географических ценностей этих мест – месторождения белого камня, позволившие создать здесь ряд архитектурных шедевров. Но сначала еще о географии. Многие знают об особенности Рустама делать постоянные переклички между подмосковными и московскими владениями. Но после этой поездки особенно хочется пройтись по центру и найти каждый упоминаемый дом, хотя, казалось бы, все так хрестоматийно.

фото Александра Анашкина

И вот об одной перекличке хочется сказать отдельно. В качестве бонуса, перед путешествием в Быково, у нас на пути было еще две церкви. И одна из них – в Полтево. Услышав это название еще в автобусе, я очень обрадовалась, потому что дворянская фамилия Полтевых – архнадзоровский адрес на Волхонке 8. Но всякий раз эта фамилия вызывала улыбку и казалась какой-то нереальной и забавной. В Полтево произошла не только демифологизация имени, но и еще демифологизация русского возрождения эпохи барокко-классицизма. Мы увидели здесь такую удивительную, белокаменную, итальянскую церковь «под колоколы», изящную, но не причудливую, а строгую, с тонкой резьбой по камню, выстроенную на помосте. Честно признаюсь, если в Быково я немного устала от архитектурного излишества поздней готики и церкви, и дома, хотя отдала должное их величию и сложности, то здесь я отдыхала на лоне лаконизма и одухотворенности. Если бы в Быково Рустам не сказал о сходстве с крымскими готическими дворцами, мне было бы немного скучно от этой архитектурной массы, а в Полтево хотелось бродить, мечтать и рисовать.

фото Александра Анашкинафото Александра Анашкина

П.С. Интерьеры в Быково, те, которые мы не смогли увидеть есть у Вадима Разумова с подробнейшим описанием. Не пожалейте времени, зайдите и почитайте.

 
комментировать -Вам нужно будет ввести свой логин или воспользоваться OpenID
вторник, 16-го февраля 2016 | 13:27
 автор: Чичирина
Получилась мини-антология двухколоколенных храмов восточного Подмосковья. Прекрасная поездка!
 
Добавить комментарий
Вы должны быть зарегистрированы , чтобы добавить комментарий.
Или использовать OpenID: