Корзина 0 товаров в корзине
Историко-культурологический проект о старой Москве
Дизайн - Notamedia 2019

Дом с кариатидами

Как "Архнадзор" и Москомнаследие спасали дом Сысоева в Печатниковом переулке
Сигналтревоги раздался в середине дня в воскресенье, 21 июня: патруль"Архнадзора"* заметил, что возле дома Сысоева в Печатниковом переулке, 7растет груда досок, кирпичей и строительного мусора. Те, кто оказалсяближе, поспешили в Печатников. Тревожиться было за что: дом Сысоева,выявленный объект культурного наследия, то есть охраняемый закономпамятник архитектуры, уже несколько лет стоял заброшенный и пустой,балансируя на грани случайного поджога или нежданного обрушения.Десятью днями ранее представители "Архнадзора" обнаружили в нем рабочихиз южных краев, которые сказали, что будут ремонтировать дом под офискакой-то фирмы. Какой, они не уточнили, зато соединили с начальником.Начальник не представился и фирмы не назвал, обозначив ее "частныминвестором".
 
Спасибо гайдаю
Двухэтажныйдомик с кариатидами — статуями женщин, поддерживающих карниз илиперекрытия, — и богатой лепниной на фасаде мало кто знает, но всевидели: в гайдаевском фильме "Двенадцать стульев" он играл роль домаЭллочки-людоедки, и Остап — Гомиашвили красуется в кадре на его фоне.Дом старинный, построен вскоре после наполеоновского нашествия. В 1896году его купил разбогатевший крестьянин Подольского уезда П.С. Сысоев —на фасаде цел еще роскошный картуш с вензелем "ПС".
 
Прекрасныйформовщик и лепщик, принимавший участие в оформлении интерьеровФилипповской булочной и гостиницы "Метрополь", Сысоев перестроил домпри помощи архитектора Зубова, превратив фасад в своеобразную рекламнуювитрину своего таланта.
 
И внутри украсил, как выяснилось, отдуши. Интерьер украшали лепные плафоны на потолке, карнизы, филенки настенах, кафельная печь и прочие роскошества. Рабочие нас заверили, чтокрасоты не порушат. О том, существует ли проект реставрации, согласованли он с Москомнаследием, и о прочих премудростях они сказать ничего несмогли: начальство, мол, все знает.
 
Чтобы потом не говорили,что ничего ценного тут не было, "Архнадзор" сфотографировал всеоткрытия. И направил факс председателю Москомнаследия Валерию Шевчуку спросьбой проверить законность происходящего с памятником архитектуры.Ответа не последовало. Зато раздался сигнал тревоги 21 июня.
 
Консервация объекта
Прибывпо тревоге и проникнув на второй этаж, мы увидели, что междуэтажноеперекрытие выломано, и кафельная печь, от которой уже успели отломатьнесколько панелей, практически висит в воздухе; сломаны межкомнатныестены вместе с лепными филенками; карниз, лишенный опоры, провис иискривился; потолки со всеми плафонами и украшениями покрылисьугрожающими трещинами.
 
Мы позвонили в Москомнаследие. Былвыходной, но после некоторой паузы нас попросили не уходить: сюда едутинспекторы. Пауза была использована для визита в близлежащий ОВД и кучастковому. Выслушав краткий рассказ о том, что на его участкенаходится памятник архитектуры, с которым неизвестные нехорошообращаются, он, прихватив товарища по оружию, сел в машину и отправилсяк дому. Милиция увела рабочих — выяснять личности. На прощаниеучастковый спросил, есть ли у "Архнадзора" возможность охранять домСысоева.
 
Тем временем приехали двое молодых энергичныхинспекторов Москомнаследия. Общий консилиум постановил, что дом,оставшийся без присмотра, нужно законсервировать — заколотить окна идвери. Все засучили рукава, нашли в доме два молотка-гвоздодера и сталисооружать баррикады из досок и кирпичей, валявшихся во дворе. Провисшийкарниз подперли бревном.
 
Тени инвесторов
Этотимпровизированный воскресник стал прекрасным примером конструктивногосотрудничества работников государственного органа охраны наследия ипредставителей общественности, но грозил затянуться до утра. ВПечатников стали съезжаться добровольцы "Архнадзора", вооруженныепервым попавшимся под руку инструментом. Вернулись отпущенные измилиции рабочие. Консервации они не препятствовали, но принялиськуда-то звонить. Через некоторое время стали прибывать представителиневедомого инвестора, хотя ясности это не прибавило.
 
Первыйсказал, что приехал убедиться, что дело не пахнет рейдерским захватом.Вопросы о согласованиях, проекте реставрации и названии фирмы онпосоветовал адресовать в управу района, в которой якобы все знали.Второй представитель инвестора, более беспокойный, едва успев вылезтииз Bentley, весьма эмоционально заявил во всеуслышание, что "бумажки"(служебные удостоверения инспекторов Комитета по культурному наследиюгорода Москвы. — "Газета") его не интересуют, что президент велел некошмарить бизнес, а мы хотим вернуть "лихие 90-е". Сообщив все это, онудалился, а его коллега по бизнесу навесил на дверь особняка замок.Инспекторы Москомнаследия договорились встретиться с ним здесь женаутро. Ушли, заколотив последнюю дверь, и архнадзоровцы.
 
Предписание для невидимки
Утропонедельника началось с визита в Печатников. Из Москомнаследия прибылидвое других инспекторов с приказом председателя комитета о проверке наобъекте и предписанием об остановке несанкционированных работ.Загвоздка была в том, что вручить предписание было формально некому.Чиновники попытались повести дело на официальный лад и показалипредставителю инвестора свои служебные удостоверения. В ответ тотназвался Виталием Никитиным и показал водительские права. Это было бысмешно, когда бы не было так грустно: "В управе все знают" — вновьуслыхали мы.
 
В управе Мещанского района нас принялзаместитель главы Николай Булыгин. "По этому адресу у меня никакихданных нет, — заявил он. — Ни разрешений, ни поручений ремонтироватьэтот дом управа никому не давала. Он даже у нас не на балансе —обращайтесь в департамент имущества города Москвы".
 
Инспекторыуехали обратно в Москомнаследие, увозя с собой предписания.Представители "Архнадзора" отправились обратно в Печатников убедиться,что замок и баррикады на месте.
 
С тех пор прошло еще двенедели. Архнадзоровцы еще раз ездили в субботу восстанавливатьнарушенную кем-то охранную фортификацию. "Ремонт" не возобновился.Сердечное спасибо сотрудникам ОВД Мещанского района и инспекцииМоскомнаследия за оперативное вмешательство в судьбу памятника, темболее в выходной.
 
Кого будем беречь
Пресс-службаМоскомнаследия сообщила, что комитет не выдавал никаких согласований наработы в доме Сысоева. Москомнаследие обратилось в управлениеФедеральной регистрационной службы по Москве с просьбой установитьсобственника дома, а также направило запросы в Мосгосстройнадзор ипрокуратуру Москвы с просьбой провести проверки в связи снесанкционированными работами на памятнике. Инвестор по-прежнемуостается неизвестным.
 
Мораль всего этого детектива предельнопроста. В центре столичного города Москвы, известного тщательнымсоблюдением строительного и охранного законодательства, средь бела днянеизвестные люди, нанятые неизвестным инвестором, неизвестно зачем инеизвестно по чьему разрешению приходят в дом — памятник архитектуры,поселяются в нем и начинают его курочить. И делают это целых 10 дней,пока их, можно сказать, не застигают с поличным. И до сих пор никому,кроме рабочих, которых визит в милицию вряд ли порадовал, за это всеникакого наказания не вышло. То ли памятников у нас слишком много, толи инвесторов надо беречь, тем более неизвестных.
 
Толькокажется, что недавно мы уже слышали подобную историю. В ней, правда, небыло памятников архитектуры, зато известно название фирмы. Закончиласьта история пустырем на Садовнической набережной.
 
В тексте использована краеведческая информация о доме Сысоева, собранная Александром Можаевым ("Архнадзор").
 
Константин Михайлов, газета "Газета", 3 июля 2009 года

* - примечание от "Москвы, которой нет". Стать участником движения "Архнадзор" очень просто. Достаточно вчитаться в манифест движения, понять, что "да, да, да, именно об этом я все время и думаю", и написать письмо на archnadzor (собака) gmail.com с тем, кто вы и чем могли бы помочь. После вас обязательно пригласят на заседание одной из секций движения. Присоединяйтесь.