Корзина 0 товаров в корзине
Историко-культурологический проект о старой Москве
Дизайн - Notamedia 2019

У парадного фальшфасада

В столице снесены два очередныхисторических памятника. Власти грозятся привлечь разрушителей к суду. Увы - чтобы ни решили суды, Москва все равно проиграет...
 
Мы стояли на Русаковской улицеуже полчаса. Стоило телеоператору просунуть камеру в щель между кускамизанавески, на которой был нарисован красивый фасад дома XIX столетия, как словно из-под земливыросли охранники. Они упорно заслоняли грудью от объектива территориюофисно-гостиничного комплекса «Бородино Плаза», убеждая нас, что тут нельзяснимать без разрешения. А мы стояли, между прочим, на общедоступной московскойземле и хотели заснять для истории пустырь на месте памятника архитектуры. Зафальшфасадом были только обломки кирпичей.
 
Пока боролись за дом №19, снесли дом №13...Увы, пока городскаяобщественность радовалась летом 2008 года рапортам Москомнаследия о взятии нагосохрану деревянного дома XIXвека с резьбой на Русаковской улице, 19 - в двух шагах от него, на Русаковской,13, был разрушен другой дом XIXвека, давно уже числившийся в списках памятников. Наконец, охрана вызвалаподмогу. К нам вышел человек, который вручил мне визитку на имя АртураСафаряна, замгенерального директора ООО СК «Бородино-Строй». Никакогоуничтожения памятника здесь не было, заверил он, и обещал показать всеобъясняющий документ. Показал бумагу из ОАТИ, в которой было сказано, что вначале сентября 2008 года при реконструкции кровли здания произошло еечастичное обрушение – вот, мол, и пришлось все разобрать. – Ну и что? – спросиля. – Зачем же было сносить дом полностью? Это же памятник. У вас есть хотя быразрешение Москомнаследия? – У меня нет документов о том, что это памятник, - уверенноответил человек из «Бородино». – Мало ли, что у них там на сайте написано…  
 
Этого дома на Русаковской больше нет. Фото из архива МУАР.Так с лица Москвы исчез выявленныйобъект культурного наследия, формально охраняемый законом и Москомнаследием. Вкнигах Толстого и Чехова можно встретить упоминание о знаменитом некогда вРоссии «калинкинском пиве». На Русаковской улице находился московский заводкупца Калинкина. Его контора, построенная в 1890-е гг. по проекту архитектора А.Е.Вебера,украшенная изящным фронтоном с деревянными резными деталями, получила статусохраняемого объекта еще в 2001 году. И была снесена в сентябре 2008-го.Соседний корпус Калинкинского завода, выполненный в аналогичном стиле, былснесен еще летом 2002-го. С тех пор на участке выросли массивные здания офисно-гостиничногокомплекса «Бородино Плаза». Он принадлежит Группе компаний «Бородино», сайткоторой сообщает, что это «одна из ведущих транснациональных структур», «входит в ТОП-100 крупнейших российских компаний». Оформление отеля выдержано встиле французского ренессанса. И чудесно, и ресторан в гостинице назван в честьКутузова,  и Александр Македонскийвеликий герой, но зачем же исторические дома-то ломать?
 
Москомнаследие, чьей санкции наразборку злосчастной конторы Калинкинского завода ее владельцы не получали,направило на место бородинско-русаковского сражения инспекцию, вооруженнуюфотоаппаратами. Председатель Москомнаследия Валерий Шевчук о гибели дома наРусаковской, 13, высказался недавно кратко: «По факту нарушения проведенапроверка. Установлено, что здание уничтожено. Направлены материалы впрокуратуру для возбуждения уголовного дела. Вопрос на контроле».
Настойчивая защита памятников спомощью судов и прокуратуры, безусловно, делает честь Москомнаследию. Жаль только, что эта защита посмертная.Никакой суд памятник не воскресит. И невольно хочется спросить, почему вопросоказывается «на контроле» постфактум?
 
Суворовская, 51 - на охрану ставить уже нечего. Фото из архива МУАР.Ответ, возможно, прояснит судьбадругого старинного московского особняка – на Суворовской улице, 51. Дом купцаИвана Макарова, один  из последних подлинныхпамятников  старинного Преображенского,безуспешно боролся за жизнь в течение четверти века. Деревянный дом 1893 года,с редкостными наличниками, украшенными деревянными точеными шарами, былвыстроен по проекту архитекторов Мстислава и Ольгерда Пиотровичей. Долгиегоды  дом был заброшен и ветшал.Некоторое время на нем висела прибитая энтузиастами фанерная доска с надписью«Памятник архитектуры. Охраняется общественностью». Дом находитсяна территории объединенной охранной зоны объектов культурного наследия,утвержденной постановлением правительства Москвы в 1998 году. В 2000-е годы он имел еще и статус «заявленного»,т.е. предложенного к постановке на госохрану, объекта культурного наследия.Этот статус по закону обязывает обеспечивать сохранность дома, пока статусобъекта не будет определен.
 
На тот случай, еслиМоскомнаследие соберется-таки рассмотреть заявку о доме на Суворовской, могусообщить, что предмет разговора уже практически исчез. Резные наличники сфасада пропали, несколько раз в доме случались пожары. К лету 2007 года от историческогоособняка остались лишь кирпичный подклет и брандмауэрная стена. Дом купцаМакарова с 2000 года принадлежит частному владельцу Любови Добуш. Как сообщилинам в управе московского района Преображенское, владелец сначала попыталсяполучить разрешение на надстройку исторического дома до 6-8 этажей. Затем он согласовалс управой проект «капитального ремонта» здания, который предусматривал заменуперекрытий и части деревянных стен. Но через некоторое время на глазахизумленных преображенских жителей на месте деревянного дома вырос «новодел» избетонных блоков, увенчанный железными стропильными конструкциями, значительнопревосходящими габариты подлинного здания.
 
«Когда я увидел, что вместо деревянного построен бетонный дом,мы дали предписание остановить работы, - рассказывает глава управыПреображенское Сергей Губин. - Были многократные попытки возобновить стройку,несмотря на отсутствие ордера на производство строительных работ». Объект быллетом 2008 года рассмотрен на окружной комиссии по борьбе с самовольнымстроительством, которая констатировала, что реконструкция осуществлена «снарушением правил градостроительной деятельности». По словам Сергея Губина,обсуждался и вопрос о подаче судебного иска с целью возврата многострадальногодома в собственность города. Примечательно, что уже осенью 2008 года заказчикпопытался решить проблему задним числом – в Москомнаследие поступило письмо спросьбой рассмотреть в срочном порядке вопрос о статусе дома – «в связи снеобходимостью проведения противоаварийных работ» (!) Евгений Назаров,генеральный директор ООО «Стройкомплекс и Консалтинг», привлеченного владельцемк проекту, заверил меня, что речь теперь не идет о надстройке новых этажей, адекорацию фасадов фирма будет согласовывать с Москомнаследием.  
 
 
Что ж, Москомнаследие и в этой истории сможет поучаствовать лишьпостфактум.  Проекты реконструкции дома вкомитет не поступали, санкций на разборку дома и строительство бетонногоноводела он не выдавал, так что у ведомства Валерия Шевчука широкое поле дляманевра – от требований восстановить все как было до направления новыхматериалов в прокуратуру. Увы, и она не умеет воскрешать памятники архитектуры.Что бы в такой ситуации ни решили суды, историческая Москва все равно проиграет.
 
 
Возможно, штатные инспекторы Москомнаследия физически не всостоянии лично «отследить» все факты порчи и разрушения исторических зданий вогромном мегаполисов, где счет памятникам пока идет на тысячи. На недавнейпресс-конференции Валерию Шевчуку задали вопрос о работе общественной инспекцииМоскомнаследия. И глава комитета ответил на него несколько неожиданно – мол,общественных инспекторов всего 35 человек, ведь в их работе нет публичности, вотличие от тех, кто пытается сделать себе имя, выискивая недочеты в работесистемы охраны наследия…Как говорится, если бы директором этой достопочтеннойорганизации был я, то не стал бы в ответ на деловой вопрос произносить колкостив адрес людей, не называемых по имени. А напротив, призвал бы в рядыобщественной инспекции всех желающих помочь сохранению московских памятников.
 
Видимо, поэтому я и не работаю директором Москомнаследия.
 
Константин Михайлов
 
P.S. В несколько измененном и сокращенном виде статья вышла также в газете "Известия".