Корзина 0 товаров в корзине
Историко-культурологический проект о старой Москве
Дизайн - Notamedia 2019

Варварство в Леонтьевском

Обычно мы не перепечатываем в блоге статьи из других изданий, для этого есть раздел "Пресса", но сейчас случай исключительный. Потому что случившееся в четверг на прошлой неделе, переходит всякие границы. Дом в Леонтьевском переулке - объект нашего пристального внимания давно. Его история есть и на сайте, и во второй книге проекта... Тем больнее читать о произошедшем.
 
 
В центре Москвы судебные приставы насильно выселили жителей дома, признанного объектом культурного наследия. Несмотря на документы, подтверждающие, что жильцы квартиры находятся в больнице, приставы взломали двери, усыпили домашних животных и увезли вещи в неизвестном направлении.
В четверг судебные приставы-исполнители 1-го межрайонного отдела УФССП по Москве по ЦАО насильно переселили жителей приватизированной квартиры №28 д. 26/2, стр. 2 по улице Б. Никитская. В это время хозяйка квартиры Эмилия Суптель находилась в городской больнице №36 с обострением хронического тромбоза. Ее пожилая мать накануне также была госпитализирована. Телеграмма о состоянии здоровья женщин, а также подтверждающие медицинские справки сразу были переданы в Службу судебных приставов. Несмотря на это, «штурм» квартиры состоялся.

Как рассказала «Газете.Ru» Эмилия Суптель, о том, что творится в доме, ей сообщили по телефону соседи. «Я сразу прилетела сюда, но меня даже не пустили во двор, – пояснила она «Газете.Ru». – Приставы вытаскивали из дома наши вещи, а я стояла под дождем и видела своих кошек, раскиданных во дворе. До одной из них мне удалось добраться и вытащить из нее шприц с дитилином. Мне кажется, если бы они могли, то спокойно перебили бы в угоду инвесторам и людей.

Это бандитизм. По-другому то, как расправляются в Москве с москвичами, не назовешь».
 
По информации на 19.00, жильцов так и не пустили в их бывшую квартиру. «Нам не дали забрать даже трупы кошек, – рассказала Суптель. – Половину наших вещей поворовали, хотя я предупреждала приставов, что у нас есть ценный антиквариат. Ключи от квартиры, куда перевезли наше имущество, нам тоже не дают. Будем ночевать на улице».

Между тем, по словам Суптель, окончательного решения о выселении ее из квартиры еще нет – дело продолжает рассматриваться в судах. Более того, инвестиционный контракт на реконструкцию здания, по которому ведется выселение жителей, подлежит расторжению в соответствии с поручением мэра Москвы. Документы, подтверждающие слова москвички, «Газете.Ru» предоставили помощники депутата Мосгордумы Ивана Новицкого, к которому женщина обращалась за помощью.

Как следует из этих документов, переселение жильцов было предусмотрено постановлением правительства Москвы от 14.02.2006 г. №86-ПП «О реализации инвестиционного проекта реконструкции жилого комплекса по адресу: Б. Никитская ул. д. 26/2, стр. 1,2,3». Сам дом был признан аварийным (по мнению жильцов, безосновательно).

На несогласных переселяться собственников департамент жилищной политики и жилищного фонда города Москвы (ДЖПиЖФ) подал в суд. Пресненский районный суд, а вслед за ним и Мосгорсуд постановили отселить Эмилию Суптель и ее мать Розалию Кородзиевскую на жилплощадь, предоставленную инвестором – ЗАО «Фирма «НИО». (В соответствии с инвестконтрактом, инвестор после отселения граждан приобретает право на их площадь в доме.)

Однако в период между этими двумя судами экспертной комиссией по недвижимым объектам наследия дом на Большой Никитской был признан вновь выявленным объектом культурного наследия.

А это значит, что сносить и даже реконструировать его уже нельзя (такие объекты подлежат только реставрации и капитальному ремонту). Что касается жильцов такого дома, то к ним применяется норма ст. 14 Закона №21 города Москвы от 31.05.2006 года «Об обеспечении жилищных прав граждан при переселении и освобождении жилых помещений (жилых домов) в городе Москве». Она предусматривает предоставление гражданам жилья в маневренном фонде на период проведения капитального ремонта или реставрации.

Нельзя сказать, что информация о вновь обретенном памятнике осталась незамеченной городскими властями.

Еще 1 октября 2007 года мэром Москвы по докладу председателя Москонтроля было дано поручение префектуре ЦАО подготовить проект постановления правительства Москвы об отмене принятого в 2006 году постановления (№86-ПП) и расторжении инвестиционного контракта с ЗАО «Фирма «НИО», а также поручено провести новый конкурс, предусматривающий учет изменения охранного статуса объекта и прав собственников помещений в нем.

По информации префектуры ЦАО, проект постановления направлен на согласование в правовое управление правительства Москвы и будет выпущен в первой половине июня 2008 года.

После этого комплекс зданий по адресу ул. Б. Никитская, д. 26/2, стр. 1,2,3 будет включен в реестр конкурсных объектов, по нему будет разработана лотовая документация, предусматривающая учет прав собственников жилых и нежилых помещений в здании и проведены торги. Затем победитель торгов начнет разработку проекта строительства объекта. Исходя из сложившейся в Москве практики согласования проектной и строительной документации, этот процесс займет не менее 2–3 лет. Все это время жилая часть дома будет оставаться пустой, а расположенные в нежилых помещениях организации будут продолжать работу, поскольку вопрос с ними будет решать уже победитель конкурса.

К чему же такая оперативность, проявленная в связи с выселением жителей, непонятно. В скорейшем исполнении судебного решения, принятого без учета и даже вопреки последним решениям городских властей, заинтересовано, судя по всему, только ЗАО «Фирма «НИО».

В понедельник депутат Мосгордумы Иван Новицкий направил в ДЖПиЖФ обращение об отзыве исполнительных листов. «Очевидно, что в вышестоящем суде, особенно после выхода постановления правительства Москвы и расторжения инвестконтракта, незаконные решения нижестоящих судов будут отменены и пересмотрены, – считает депутат. – Но складывается парадоксальная ситуация: сначала департамент жилищной политики и жилищного фонда, выйдя за переделы порученного ему постановлением правительства Москвы, подает иск о выселении граждан, а потом его представители в суде игнорируют поручение мэра и тем самым фактически действуют в интересах ЗАО «Фирма «НИО».

В четверг, когда из квартиры Эмилии Суптель уже выносили вещи, в ДЖПиЖФ помощнику депутата сообщили, что его обращение «расписано» начальнику правового управления департамента.

В самом правовом управлении «Газете.Ru» заявили, что пока еще этого обращения не видели, а прокомментировать с ходу этот вопрос не так просто. «Эта история тянется несколько лет, – рассказала «Газете.Ru» замначальника управления Людмила Рыбакова. – Ею занимались несколько наших специалистов, накопилось много бумаг. Надо поднять все эти документы и посмотреть, что здесь можно сделать. Пока у нас есть только те документы, которые принес помощник Новицкого, но это только одна часть проблемы».

Впрочем, не исключено, что «подняв документы» и «посмотрев, что здесь можно сделать», ДЖПиЖФ примет сторону москвичей, а не инвестора. Правда, из дома уже выселены все жильцы, Суптель и Кородзиевская держали оборону последними. Их нынешние соседи – это временно заселенные в дом гастарбайтеры.
 
От редакции "Москвы, которой нет": Мы искренне надеемся, что знакомые нам журналисты и депутаты обратят внимание на эту ситуацию. Со своей стороны готовы рассказывать об истории дома и помогать, чем только можем. Отселение, конечно, не имеет прямого отношения к нашему сайту, но закрывать глаза на такое варварство просто невозможно!
Дополнение от 28.05: Мы дозвонились до Эмилии Суптель - хозяйки разгромленной квартиры. Как мы и полагали, усыпить хотели собак (при ресторанчике, который содержат Эмилия и ее мама, жили две или три собачатины), но собак Эмилия с мамой успели спрятать, тогда-то и взялись за кошек. Предположить, что будут убивать кошек, не мог никто. Квартиру же просто громили. Ночью после погрома Эмилия в квартиру попала, с помощью МЧС (как собственница), теперь инвесторы заварили вход. Эмилия говорит, что разрушено все, работали прицельно, заодно, похоже, разбомбили печи, которые сохранялись до последнего времени, раздербанили полы и паркет 19 века (товарищи убирают перекрытие между первым и вторым этажом). Эмилия с мамой ночуют в ресторане, так как боятся, что его подожгут.
Что делать - совершенно непонятно. Единственное что приходит в голову, предать все происходящее гласности - давать ссылки на исходный пост, выводить в топ Яндекса, обсуждать, писать в Гринпис что ли. Саше Можаеву обещали видеозапись случившегося. Наверняка ее можно будет выложить на обозрение.  В Живом Журнале тема обсуждается здесь.

Невозможно поверить, что такое может происходить в Москве, в центре города, недалеко от Кремля, на глазах у иностранных и российских журналистов, в 2008 году...
 
Дополнение от 30.05 (комментарий юристов, поступил на почту МКН):
"Согласно Постановлению Правительства Москвы от 16.12.1997 года № 881-ПП «Об утверждении зон охраны центральной части г. Москвы (в пределах садового кольца)» здание,по адресу: ул. Б. Никитская, дом 26/2, стр.2 входит в состав Объединённой охранной зоны № 22 объектов культурного наследия г. Москвы.
На основании протокола Экспертной комиссии по недвижимым объектам наследия и их территориям № 207 от 13.06.2007г. здание является выявленным объектом культурного наследия.
В соответствии со ст. 18 Федерального закона «Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов Российской Федерации» от 25 июня 2002 г. № 73-ФЗ выявленные объекты подлежат ГОСУДАРСТВЕННОЙ ОХРАНЕ; п. 2 ст. 34 того же закона, на территориях охранных зон строительство, реконструкция градостроительных объектов ЗАПРЕЩАЮТСЯ. Так же ЗАПРЕЩАЕТСЯ реконструкция согласно ст. 8 Закона г. Москвы от 09.06.2004 N 40 "Об особом порядке регулирования градостроительной деятельности на исторических территориях города Москвы и на территориях зон охраны объектов культурного наследия в городе Москве"
В соответствии с п. 2.2.1 Постановления Правительства Москвы от 20 января 2000 года № 49 «Об утверждении правил и норм проектирования планировки и застройки Москвы (МГСН 1.01-99) на территории памятника ЗАПРЕЩЕНА строительная и хозяйственная деятельность, кроме реставрации, регенерации и мероприятий для обеспечения физической сохранности памятника и условий его восприятия.

Таким образом, инвестконтракт на реконструкцию противоречит всем вышеуказанным Законам (и Постановление 86-ПП тоже).

Следовательно, согласно ст. 9 ФЗ «О введении в действие части первой Гражданского кодекса РФ», п. 1 ст. 166 ГК РФ, ст. 168 ГК РФ инвестконтракт является НИЧТОЖНОЙ СДЕЛКОЙ, а соответственно не несет никаких правовых последствий, в первую очередь относительно прав Эмилии.

Даже если бы инвестконтракт не был ничтожной сделкой, то само его наличие ничего не передаёт в собственность инвестору. Контракт лишь указывает, что когда-то в будущем, если инвестор что-то построит на месте снесённого (реконструированного) памятника, то какой-то процент от этого, после регистрации в рег.службе будет в его собственности. А до этого всё находится в собственности Эмилии и субъекта (Москвы).

В соответствии с ч. 3 ст. 35 Конституции РФ никто не может быть лишен своего имущества иначе как по решению суда. Принудительное отчуждение имущества для ГОСУДАРСТВЕННЫХ нужд (т.е. дет.сад, больница, шоссе и т.д.) может быть произведено только при условии предварительного и равноценного возмещения.
Инвестор собирается построить элитный комплекс (не для гос. нужд).
Кроме того, как следует из организационно-правовой формы ЗАО "Фирма НИО", оно является акционерным обществом и, следовательно, в силу ч. 1 ст. 66 ГК РФ является коммерческой организацией, основной целью деятельности которой является извлечение прибыли.
Следовательно, ни о каких ГОСУДАРСТВЕННЫХ нуждах речи быть не может".
 
UPD от 30.05: по поводу написанных комментариев. Мы известили о ситуации все известные нам телеканалы, баннеры создавать можно и нужно, как нам кажется. Спасибо за ваши комментарии.