Корзина 0 товаров в корзине
Историко-культурологический проект о старой Москве
Дизайн - Notamedia 2019

Скверный турандот

Этот скверный анекдот случился именнов то самое время, когда началось с такою неудержимою силою и с такимтрогательно-наивным порывом возрождение нашего любезного отечества истремление всех доблестных сынов его к новым судьбам и надеждам.
Ф.М. Достоевский. Скверный анекдот
 
30января в Москве, в Белом зале отреставрированного дома Пашковаоткрылась, чтобы уже 4 февраля закрыться, любопытная выставка. Немногимее посетителям, проникшим туда по пригласительным билетам, удалосьсвоими глазами увидеть материалы стенда "Реставрация. Диалог прошлого снастоящим", подготовленного Комитетом по культурному наследию городаМосквы для участия в VIII Европейской выставке по реставрации, охранепамятников и обновлению городов Denkmal, прошедшей в Лейпциге в ноябре2008 г.
 
Российская столица впервые заявила о себе на Denkmal; еедебют просто обязан был стать событием, а мы просто обязаны были обэтом узнать. Специфические московские понятия о реставрации памятниковархитектуры предвкушали международный триумф и жаждали официальногопризнания в среде тех самых профессионалов, мнением которых им стольколет кололи глаза назойливые защитники старины. И члены московскойделегации остались очень довольны произведенным в Европе эффектом. Какблагодушно делился впечатлениями один из них, выставка в целомоказалась так себе - сплошные краски, замазки, деревяшки какие-то...Немудрено, что скучающая публика валом валила на стенд Москвы, где на500 кв. метрах были расставлены гигантские экраны, на которыепроецировалась впечатляющая видеопрезентация, выполненная в 3D-графикеи уснащенная стереоэффектами. Информационные киоски с сенсорнымидисплеями позволяли в интерактивном режиме ознакомиться с каждым изпредставленных объектов отдельно. Звучала классическая музыка. Хозяевастенда потчевали посетителей чаем с коньяком.
 
Вот эту красоту,созданную потрясать воображение европейцев, и развернули ненадолго вдоме Пашкова. Приглашенные на вернисаж представители культурнойобщественности и журналисты растерянно бродили между громаднымиэкранами, дивясь на невиданную выставку без экспонатов. Словно осколокXIX века, случайно залетевший в будущее, в уголке притулились несколькокрохотных витринок с археологическими находками; на них почти никто неглядел. Чтобы вполне насладиться видеопрезентацией, гостям предлагалосьнадеть специальные очки, превращающие мутную картинку в иллюзорнотрехмерную реальность. И в самом деле, через очки все выглядело простопрекрасно. Наконец появился припозднившийся организатор торжества -председатель Москомнаследия Валерий Шевчук и, произнеся необходимые в таких случаях слова о Москве, реставрации,выставке, успехе, призвал гостей не пренебрегать фуршетом, любезноподготовленным рестораном "Турандот". В общем, праздник вышел не хуже,чем в Лейпциге.
 
Было на что посмотреть и о чем подумать. Сэкранов и дисплеев глядели разные лики московской реставрации.Спасенный от гибели дом Пашкова. Поднятый из руин и грубоосовременненный Водный стадион. Смесь реставрации с новоделом вПетровском путевом дворце. Завод товарищества "Алексеев, Вишняков иШамшин", превращенный в элегантный бизнес-центр "ФабрикаСтаниславского" с театральным залом для труппы Сергея Женовача.Новорусская неоготика Царицына... Десять объектов из одиннадцати,информация о которых была размещена на сенсорных киосках, фигурировалипод названиями, соответствующими названиям памятников: палатыВолковых-Юсуповых, гостиница "Ленинградская", Марфо-Мариинская обительмилосердия, жилой дом с палатами, ГУМ... И только на одном дисплеепосетители выставки с удивлением обнаруживали название коммерческогозаведения - ресторан "Турандот".
 
Ну, что же... Это честно. Потомучто памятника двух веков русской архитектуры - усадьбыРимского-Корсакова на Тверском бульваре, больше не существует, а то,что от него осталось, числится в официальном списке объектовкультурного наследия столицы под удивительным описанием: "Дом, началоXIX в. Построен под руководством арх. О.И. Бове. Стена".
 
Историяпревращения дома Римского-Корсакова в гламурный ресторан известна какодин из самых позорных эпизодов в истории нашего города за последниедесятилетия. Тем большего внимания заслуживает изложение ее официальнойверсии в рамках экспозиции, по которой посетители международнойвыставки могли судить о достижениях реставрации в российской столице.Необщедоступный характер выставки в доме Пашкова лишил широкую публикувозможности непосредственно к ней приобщиться, так что позволю себепространно процитировать текст с дисплея информационного киоска.
 
Неизвестныйсоставитель этого текста мастерски владел искусством производитьвпечатление на читателя. Чего стоит один заголовок раздела,посвященного трагическим последним годам истории усадьбы, - "Периодреставрации". Дальше от чтения уже не оторваться. Итак, реставрацияобъекта по адресу Тверской бульвар, 26 происходила следующим образом:
"Виюне 2000 года правительство Москвы приняло решение: владения поТверскому бульвару, 26 отреставрировать и открыть там культурный центррусской старины. 26 июня 2001 года памятник федерального значения былпередан для реставрации, создания культурного центра и расширения кафе"Пушкин", расположенного по соседству в доме 28. Неожиданно"реставраторам" помешали те строения, которые не решился снестикогда-то Римский-Корсаков. В 2002 году рабочая группа комиссии повопросам сохранения зданий в исторически сложившихся районах Москвыразрешила три из шести зданий снести. А в августе 2003 года былиснесены и оставшиеся здания. От всего исторического ансамбля осталсяодин фасад по Тверскому бульвару, 26 и флигель под номером 24".
 
Воттакой вышел "диалог прошлого с настоящим". Зато следующий раздел,озаглавленный "Современное использование", излучает оптимизм:
 
"Сегодняздесь размещается один из самых роскошных ресторанов Москвы - ресторан"Турандот", не так давно открытый известным московским ресторатором Андреем Деллосом.Заведение представляет собой уникальный "музей", в котором каждыйэлемент интерьера сделан в единственном экземпляре вручную. Специальнодля этого проекта были построены мастерские, где в течение шести летнесколько сотен художников, скульпторов, резчиков по дереву создавалидетали интерьера из бронзы, стекла, металла и дерева".
 
Этоттекст, повествующий европейской и русской публике об особенностяхресторации... простите, реставрации по-московски, представляет собойкомпиляцию статьи о ресторане "Турандот", помещенной в журнале "Лучшиеинтерьеры", и куда менее благостных текстов, находящихся на известныхкраеведческих сайтах "Москва, которой нет" и "Архнадзор". В последних,правда, упоминались некоторые второстепенные подробности, которые незаинтересовали автора компиляции. Например, такая деталь - памятникфедерального значения был передан для реставрации, создания культурногоцентра и расширения кафе "Пушкин" не некому безымянному инвестору, атому самому ООО "Кросс Лайн" (Ресторанный дом А.К. Деллоса), которому ипо сей день принадлежат и "Пушкин", и новоявленный "Турандот". Такимобразом "известный московский ресторатор", любитель новодельной стариныи создатель уникального "музея" в кавычках, неумолимо рифмуется с"реставраторами", которым так неожиданно помешали те строения, которыене решился снести Римский-Корсаков, а потом и все остальные строенияусадьбы тоже. Учитывая, что ресторан открылся в 2005 г., нельзя незаметить и то, что отсчет тех самых шести лет, в течение которыхмастера, направляемые прозорливой мыслью будущего владельца"Турандота", трудились над созданием деталей задуманного им интерьера,начался за год до принятия правительством города решения о реставрацииусадьбы.
 
Оставалось только зажевать эти неприятные открытия фуршетом...
 
Новернемся немного назад. Явление москвичам этой экспозиции стало финаломцелой череды поразительных информационных трансформаций, по смелости неуступавших 3D-графике, объектом которых стали события и факты,связанные с Denkmal-2008.
 
Эта сугубо профессиональнаявыставка-ярмарка неожиданно оказалась в центре внимания в конце ноябряминувшего года после того, как стало известно о том, что 20 ноябрястоличным руководителям, проектировщикам и производственникам,принимавшим участие в реконструкции усадьбы Царицыно, там была врученанаграда, о которой никто в Москве ранее не слышал, - премия БернхардаРеммерса. Спустя несколько дней вернувшийся из Германии первыйзаместитель премьера столичного правительства Владимир Ресин на специально созванной пресс-конференции продемонстрировал журналистам красивую хрустальную призму с золоченым пояском.
 
СтоличныеСМИ откликнулись на новый триумф родного города фейерверкомвосторженных заголовков. Вот некоторые из них: "Немцы подтвердилиуровень Москвы", "Реставраторам "Царицына" вручен международный "знаккачества", "Равнение на "Царицыно", "Возрожденное "Царицыно" получиломировое признание", "Царицыно победило по всем статьям" (все -"Московская правда"), "Отношение к памятникам в российской столицеполучило международное признание" ("Вечерняя Москва"), "Столичныереставраторы удостоены престижной премии за сохранение культурногонаследия Москвы", "Работа столичных реставраторов стала примером дляЕвропы" (оба - "Новые Известия"), "Царицынская победа" ("Российская газета"), "Ренессанс реставрации" (газета мэрии Москвы "Тверская, 13").
 
"Признаниемировым экспертным сообществом заслуг московских архитекторов иреставраторов, вернувших всему культурному миру творение русскихархитекторов В. Баженова и М. Казакова, является также и признаниемвсей политики возрождения, воссоздания и защиты историческихпамятников, проводимой в последние годы московскими властями иМоскомнаследием", - ликовала "Московская правда".
 
Голосанемногочисленных скептиков ("Царицыно: реставрация или "гламурныйДиснейленд"?" (ИА REGNUM), "Реконструкция усадьбы "Царицыно" окупилась"("Газета"), "За цемент в "Царицыно" можно быть спокойным" ("Времяновостей"), "Премия за позор" (телепрограмма "Вести-Москва"), "Лужкованаградили за Царицыно, "архитектурную трагедию" (сайт "В Москве"),потонули в хвалебном хоре.
 
В развернувшемся соревновании поприкладному патриотизму с большим отрывом победила газета "Труд" сзаголовком "Валерий Шевчук: На премию ЮНЕСКО претендовали 40 стран".Впрочем, если верить этой публикации, сам председатель Москомнаследиявысказался несколько иначе: "Это высшая профессиональная награда,которая в этом году проходила под патронатом ЮНЕСКО. На неепретендовали 40 стран мира, поэтому для нас очень важно, что премиядосталась именно Москве".
 
Поистине, если столь многие страныпретендовали на получение премии Бернхарда Реммерса, такой победойстоит гордиться. Однако эта информация начинает восприниматься немногопод другим углом при сравнении с пресс-релизом, посвященном выставкеDenkmal, который был распространен ведомством г-на Шевчука наканунесобытия. "На выставке, которая проходит с 1994 года под патронатомЮНЕСКО, будет представлено 400 экспонатов из более чем 40 стран", -говорится в нем. Нетрудно заметить, что речь идет об общем количествестран - участниц выставки, а вовсе не о числе претендентов на премию.Ну, и окончательно ставит все на свои места официальная статистикавыставки, согласно которой в ней приняли участие 443 экспонента из 13стран.
 
Имели ли эти страны и экспоненты какое-то отношение к столь радостному для Москвы событию, нам предстоит разобраться.
Допоследнего времени широкая московская общественность не имела нималейшего понятия о выставке-ярмарке Denkmal. Тем не менее, как-то самособой разумелось, что лишь мероприятие, обладающее высочайшим статусом,достойно воздать честь создателям нового Царицына. И вот "Московскаяправда", знакомя своих читателей с Denkmal, сообщает, что это "главнаяевропейская выставка-ярмарка по вопросам охраны и реставрациипамятников". Еще дальше пошло Москомнаследия, оценив ее как "самоеяркое событие для международного сообщества реставраторов, технологов иэкспертов". Разумеется, с особенным вниманием подчеркивалось, чтовыставка проводится под патронатом ЮНЕСКО.
 
Специалисты, однако,знают, что Denkmal представляет собой не центральное международноесобытие в сфере реставрации, а лишь одну из крупных отраслевых ярмарок,проходящих в европейских странах, вроде итальянской Restauro ифранцузской Patrimoine, причем отличается от них выраженнымтехнологическим уклоном. В центре внимания здесь находятся применениеремесленных технологий и ручного труда в сохранении памятников,специальные материалы для консервации и реставрации зданий ипроизведений искусства, строительные приборы и оборудование, методысанации старых построек и т.п.
Непросто оказалось разобраться и втом, кто, собственно, присудил москвичам премию имени БернхардаРеммерса, врученную на выставке Denkmal. "Труд", к примеру, ничтожесумняшеся, утверждал, что это сделало не более, ни менее как самоЮНЕСКО. Выдающийся вклад в создание путаницы в этом вопросе внеслоМоскомнаследия, которое в своем официальном сообщении походя уравнялопремию Бернхарда Реммерса в статусе с золотыми медалямивыставки-ярмарки. Из фразы: "Эти награды являются показателем высокогокачества реставрационных работ и присуждаются международным жюри 10экспонентам из разных стран", естественным образом вытекал вывод, чтопремия Бернхарда Реммерса является одной из официальных наград выставкии присуждается непосредственно жюри Denkmal. Эта версия, исходящая изавторитетного источника, не могла не проникнуть в прессу, однако, вбольшинстве статей и информационных сообщений все-таки говорилось отом, что премия присуждена некой Академией Бернхарда Реммерса.
 
Кэтой организации мы еще вернемся, а пока обратим внимание на то, кто из443 экспонентов выставки был удостоен ее наград, и за что. Решение оприсуждении десяти золотых медалей Denkmal-2008 было принятоавторитетным жюри, состоявшим из членов Консультативного совета иМеждународного комитета выставки. С именами этих экспертов, согласнонормам, принятым для публичных наград, можно ознакомиться в открытомисточнике - на сайте www.denkmal.de. Там же можно найти и списоклауреатов золотых медалей. Достойно внимания, что ни один из создателейпомпезных новоделов, которые встречаются отнюдь не только в Москве, неудостоился этой реально престижной профессиональной награды. Зато былиотмечены такие заслуги в сфере сохранения культурного наследия какизготовление светильников для исторических интерьеров, сохранениетрадиционных технологий обработки стекла и металла и разработка проектаспасения пустующих старинных зданий на основе некоммерческогоиспользования недвижимости.
 
В числе десяти лауреатов медалейDenkmal-2008 фигурируют также целых три выставочных стенда, но и срединих, увы, нет эффектного стенда Москвы, который, по утверждению"Известий", "стал гвоздем программы форума". Золотых медалей былиудостоены стенды Санкт-Петербурга, Франции и немецкой земли Гессен.
 
Ручнойтруд, искусство ремесленников, возрождение старинных технологий,бережное отношение к памятнику - конёк выставки Denkmal, поэтомунеудивительно, что выставке достижений зарубежных информационныхтехнологий, которую продемонстрировала Москва, жюри предпочло стенды,создатели которых не ограничились виртуальной презентацией своихдостижений. К примеру, петербуржцы подробно представили городскиереставрационные программы, включая комплексную реставрацию памятников,восстановление живописи, художественного металла, мозаик, мебели и др.,рассказали о деятельности реставрационных фирм города ипродемонстрировали мастер-классы реставраторов - скульпторов,живописцев и иконописцев.
 
"В Европе философия сохранения наследиявключает в себя более широкий круг понятий, нежели традиционный взглядна реставрацию в России и Украине, который представлен обычнопрофессионалами из области архитектуры и градостроительства, - подводититоги выставки сайт украинского представительства немецкой компании"Реммерс". - Прежде всего стоит отметить внимание и направленность насохранение преемственности культуры и традиций. В то время какроссийский стенд изобиловал фотографиями зданий-памятников архитектуры,дворцово-парковых ансамблей до и после реставрации, проектамивосстановления и регенерации исторических мест, макетами и интерьернымирешениями, на других стендах можно было поучаствовать в многочисленныхтехнологических и творческих процессах - изготовлении мебели, созданииинтерьеров и различных архитектурных деталей, причем многое делалось настанках, скопированных с тех, что применялись сотни лет назад".
 
Но вернемся к премии и к присудившей ее Академии Бернхарда Реммерса.
 
Чтоже мы знаем об этой организации? О, гораздо больше, чем о выставке! Ябы даже сказала - гораздо больше того, что есть на самом деле. То естьизначально-то о ней не было известно вообще ничего, но с подачи всетого же Москомнаследия мы узнали, что Академия Бернхарда Реммерсапредставляет собой "Европейский институт по изучению принциповиндивидуального сохранения зданий и защиты памятников". Из названияАкадемии, между тем, явствовало, что она как-то связана с немецкойкомпанией Remmers Baustofftechnik GmbH, которая активно позиционируетсебя на рынке России в качестве одного из ведущих производителейспециальных материалов, применяемых для защиты, сохранения, ремонта иреставрации зданий и сооружений. Однако привязка к коммерческой фирменеприятно диссонировала с искренним переживанием как руководящими, таки пишущими товарищами полученной награды в качестве не менее какНобелевской премии в области реставрации. И в конце концов такслучилось, что само название Академии Бернхарда Реммерса вообще выпалоиз контекста, и на свет божий явился чистейшей воды симулякр висполнении "Новых Известий": "Премия "За выдающиеся заслуги вреставрации и сохранении памятников архитектуры" учреждена Европейскиминститутом по изучению принципов индивидуального сохранения зданий изащиты памятников".
 
Чтобы разобраться, о чем же, все-таки идетречь, обратимся к официальной информации компании "Реммерс", в честьоснователя которой и получила свое имя Академия Бернхарда Реммерса(Bernhard-Remmers-Akademie).
Как выясняется, в оригинале второеназвание этой организации выглядит несколько более приземленно -Europдisches Institut fьr Handwerkliche Bauwerkserhaltung undBaudenkmalpflege, что может быть переведено как "Европейский Институтремесленных методов сохранения архитектурных сооружений и защитыпамятников архитектуры". Под воздействием ауры высокого научногоавторитета, окружающей в русском языке слова "институт" и "академия",невольно возникает образ экспертного учреждения европейского масштаба,однако это не так. Согласно информации, размещенной на сайтеукраинского представительства "Реммерс", Академия Бернхарда Реммерсаявляется "центром дополнительного образования строителей, архитекторов,инженеров и продавцов".
 
"Для VIP клиентов существует возможностьпройти курс обучения в академии Реммерс, расположенной в городеЛёнинген в Германии, - развивает тему сайт российскогопредставительства. - (...) Проектировщики, архитекторы, конструкторы иисполнители работ изучают свойства материалов Remmers и Ressa, основыстроительной физики, технологию монтажа и нанесения материалов, учатсявыполнять расчеты расхода материалов". "Поскольку для нас защитапамятников - гораздо больше, чем просто коммерческий проект, мыосновали Академию Бернхарда Реммерса. Здесь происходит подготовкабудущих специалистов, обмен опытом и знаниями. Все денежные средства,полученные от его деятельности, направляются в Немецкий Фонд защитыпамятников", - с достоинством сообщает компания.
 
А сама премияБернхарда Реммерса? Что нам известно о ней? Всё, что надо для того,чтобы гордиться ее получением. Прежде всего, она "престижная". Намсообщили, что она является "главной наградой ярмарки" (газетамосковского стройкомплекса "Московская перспектива"), и даже "высшеймеждународной наградой, которую присуждают за достижения в областиреставрации объектов культурного наследия" ("Российская газета"). Еевручают "за самые масштабные проекты в области реставрации памятниковистории" (программа "Вести-Москва"), и эта церемония является"центральным событием выставки Denkmal" ("Московская перспектива").
 
"Этапрестижная премия вручается на основании авторитетного мнениянезависимого международного жюри и вместе с победой приносит своемуобладателю мировое признание в деле сохранения памятников истории икультуры. Поэтому то, что московские мастера получили именитую премию,стало знаком международного признания отечественной школы реставрации",- резюмирует "Тверская, 13".
 
Нет никаких оснований сомневаться втом, что Академия Бернхарда Реммерса присуждает свою корпоративнуюпремию не просто так, а с учетом мнения некоего жюри. Жаль только, чтоего персональный состав скрыт от общественности. Известно лишь, что нацеремонии вручения премии в Лейпциге лауреатов приветствовал в качествеглавы консультативного совета Академии Бернхарда Реммерса главныйуправляющий Ремесленной палаты города Мюнстера Вальтер Бурихтер (WalterBourichter), а в качестве руководителя экспертной комиссии, посетившейв 2008 г. Москву, упоминается председатель Немецкого Фонда защитыпамятников профессор Готфрид Кисов (Gottfried Kiesow). Имена другихмеждународных экспертов, участвовавших в присуждении премии, ксожалению, покрыты тайной.
 
Официально премия Бернхарда Реммерса(Der Bernhard-Remmers-Preis) имеет технологическую направленность. Насайте компании можно прочесть, что она вручается за выдающиеся заслугив сохранении памятников архитектуры (в буквальном переводе в "уходе" заними), причем особенное внимание уделяется ремесленному мастерству.Премии Бернхарда Реммерса удостаиваются квалифицированные рабочие,архитекторы, проектировщики, специалисты в области охраны памятников,реставрационные фирмы и заказчики. Подразумевается, что в своейблагородной деятельности лауреаты не обходятся без применения продуктов"Реммерс".
В полном соответствии со своей идеологией, Академия Бернхарда Реммерса определила заслуги лауреатов 2008 года как "выдающийся пример образцового ремонта кирпичной кладки" и присудила премию директорам реставрационных фирм "СОМИТ-Реставрация"и "Возрождение", являющихся постоянными партнерами компании "Реммерс" вРоссии. О той роли, которую весьма не дешевые материалы "Реммерс"сыграли в ударной реставрации Царицыно, Елена Каграманова и АндрейИвлев подробно рассказали в интервью, опубликованном на сайтероссийского представительства компании. Третьим лауреатом премииБернхарда Реммерса стал Михаил Голубин - руководитель 13-й мастерскойпроектного института "Моспроект-2", разработавшей проект реконструкцииЦарицыно, реализация которого открыла громадное поле для примененияматериалов и технологий "Реммерс".
В дни, когда московскийстройкомплекс и Москомнаследия от души праздновали долгожданноемеждународное признание "всей политики возрождения, воссоздания изащиты исторических памятников, проводимой в последние годы московскимивластями", компания не скрывала своего собственного понимания смыслапремии. "Премией Remmers был награжден исторический комплекс"Царицыно", в восстановлении которого компания принимала активноеучастие; специально для этого объекта фирма разработала и поставиластроительные растворы", - сообщалось в ее пресс-релизе.
Именно"фирменным" вниманием к технологии реставрационного дела былпродиктован и комментарий председателя правления компании "Реммерс"Герда-Дитера Сивердинга (Gerd-Dieter Sieverding), который опубликовалагазета "Московская перспектива". В угаре самовосхвалений газетаиспользовала слова немецкого бизнесмена как подтверждение "мировогопризнания" культурной ценности царицынского новодела, между тем, кактот рассуждал лишь о технических аспектах "лечения" подлинных стен."Каждый объект мы считаем уникальным, поэтому он требует специальногоподхода. Он рассматривается как что-то живое, что можно исследовать,узнать какие болезни были раньше, что надо делать, как лечить. Толькоответ на все эти вопросы дает основу для настоящей научной реставрации,- подчеркнул Сивердинг. - Мы вручаем приз профессии ремесленника ихотим, чтобы они и дальше старались работать очень хорошо, надежно.Этим призом мы их стимулируем на новые шедевры".
 
Однако в Москвепремию Бернхарда Реммерса воспринимали вовсе не как профессиональную, акак политическую. В знак высочайшей ценности награды в Германию за нейотправилась высокая правительственная делегация столицы. Первоначальнопланировалось, что возглавит ее сам Юрий Лужков;в последний момент его заменил руководитель московского стройкомплексаВладимир Ресин. Елена Каграманова и Андрей Ивлев приехали в Лейпциглично, а вместо Михаила Голубина получать премию прибыл генеральныйдиректор Моспроекта-2 Михаил Посохин.Любопытно, что ему, как и отсутствовавшему мэру Москвы, тоже досталасьперсональная награда от Академии Бернхарда Реммерса. И хотя их имен нетв списке лауреатов премии 2008 года, опубликованном на сайте "Реммерс",немецкая сторона все-таки одарила обоих большими почетными грамотами врамках с надписью по-русски: "Премией Бернхарда Реммерса награждаетсятакой-то за выдающиеся достижения в деле реставрации дворцовогокомплекса Царицыно". Судя по сообщению "Известий" о том, что "ЮрийМихайлович Лужков принял решение о направлении всех полученных средствна восстановление Новоиерусалимского монастыря", не только честь, но ипризовой фонд премии, составляющий 5 тыс. евро, был разделен на всехлауреатов.
 
В комментариях, донесенных представителями московскойпрессы из далекого Лейпцига, преобладал восторг от той быстроты ирешительности, с которой в Москве под руководством мэра решаютсясложнейшие задачи в сфере реставрации. "Темпы выполнениявосстановительных работ в Москве очень высоки - выше, чем у нас, -цитируют "Известия" слова Готфрида Кисова. - После принятия решения овыполнении работ до их начала проходит не больше года. У нас этоневозможно из-за нашей бюрократии". Та же газета приводит словаминистра экономики и труда Саксонии Томаса Юрка, который, правда, неявляется специалистом в области охраны памятников, но явно интересуетсяреставрацией как перспективной отраслью экономики. "До сих пор не могупонять, как можно было отреставрировать подобный объект в такиекороткие сроки, - простодушно сознался он. - Для нас, жителей Лейпцига,в котором придается огромное значение реставрации и охране памятников,этот проект является настоящим образцом для подражания".
 
Неудивительно,что на таком информационном фоне медийный образ премии БернхардаРеммерса, все больше уподобляясь прихотливой 3D-презентации, сталобрастать уже совершенно неожиданными стереоэффектами. Вскоре послевозвращения триумфаторов из Германии под пером безвестного авторапресс-релиза городского стройкомплекса родился шедевр, из которого мыузнали, что Юрий Лужков получил "еще одну премию", причем не конкретноза Царицыно, а "за выдающиеся заслуги в области сохранения культурногонаследия в Москве" вообще, а также что "московский опыт былрекомендован устроителями реставрационной ярмарки в Лейпциге дляизучения и претворения в жизнь в странах Европы".
Хорошо, что в Европе не читают наших пресс-релизов...
 
Я начала эту статью с виртуального стенда Москвы, представленного, но не оцененного на выставке Denkmal. Им и завершу.
Дисплей,на котором невозмутимо красовалось название "одного из самых"ресторанов Москвы, стал для меня как и для многих посетителей выставкиабсолютным смысловым центром всей экспозиции. Он стал той точкой, вкоторой варварство и торжествующая ложь нескольких десятилетийсконцентрировались в нестерпимо жгучий лазерный луч, и этот луч рассеки уничтожил всю благостную красоту окружающих картинок.
 
Реставрациюне зря сравнивают с медициной. Обе они имеют дело с жизнью и правдой.Перепутать мертвое и живое невозможно. Выдавать ложь за правдубессмысленно. Знаковое понятие сегодняшнего дня - подмена. Подменакультурного наследия - коммерческим заведением, стен, помнившихПушкина, - новоделом, реставрации - псевдоисторической вампукой.Подмена красоты - гламуром. Подмена жизни - стереокартинкой. Подменаслов, подмена смыслов.
Но есть в русской орфографии знак, разоблачающий подмену. Это кавычки.
 
Что такое "музей" в кавычках? Это ресторан. Там кушают. Отойдите, граждане, не мешайте потребять...
 
А что такое "реставрация" в кавычках? Это спецэффекты. Ну, что рот разинули, граждане? Проходите, не застите экран...
 
Премия "за выдающиеся достижения...", присужденная "Европейскиминститутом по изучению принципов...", будучи освобождена от кавычек,оказывается знаком глубочайшей признательности производителя оптовомупокупателю, а "международное признание" - удачным гешефтом немецкойфирмы.
 
А вот огламуренное Царицыно теперь так навсегда иостанется в кавычках, как осталась только в кавычках усадьбаРимского-Корсакова, и между этими двумя монументальными кавычкамипродолжает проваливаться на наших глазах Москва.
 
Кушайте, кушайте, граждане...