Корзина 0 товаров в корзине
Историко-культурологический проект о старой Москве
Дизайн - Notamedia 2019

Дом Поливанова: спасен и вновь под угрозой

Подведя итоги 2007 года в рубрике «Осторожно, Москва» впору задуматься о тревожных перспективах года наступившего. Повод – судьба особняка Поливановых  в Денежном переулке, 9/6, где обостряется имущественный спор. Следить за эпопеей этого дома "Известия" начали 29 июля 2004 года, когда перед ним был выставлен первый после многолетнего перерыва пикет москвичей в защиту старины.
 
Тогда, три с половиной года назад, горожане откликнулись на призыв сайта "Москва, которой нет" и несколько дней дежурили у ворот заброшенного деревянного особняка, требуя его реставрации. Все желающие выступали экскурсоводами, разучивая на месте краеведческий материал - про то, что дом построен в 1822-1823 годах поручиком Александром Поливановым (к участникам акции присоединились даже потомки поручика), и про то, что здесь квартировал мемуарист Степан Жихарев, у которого мог бывать Пушкин. Образцовый памятник деревянного ампира пушкинской эпохи стоял тогда обгорелым. После пожара, случившегося в 2001 году, правительство Москвы зарегистрировало памятник в собственности города, расторгло договор аренды с Международной ассоциацией шахматных федераций и заключило новый - с НТЦ "Энергосистемы".
 
Новые хозяева дома бездействовали несколько лет, что и привело москвичей в Денежный переулок. Арендаторы не вышли к пикетчикам, но акция, да еще и разрешенная властями, произвела на них впечатление. Реставрационные работы вскоре начались, а минувшей осенью завершились. Госприемка, эксперты и защитники старины вполне единодушны в оценке этих работ как добросовестных и качественных. По нашим временам бережное обхождение с деревом, да еще и обгорелым, - редкость, причем дорогостоящая. Движение охраны памятников по праву записало спасение поливановского особняка в число своих не слишком многочисленных побед. А хозяева дома настолько сдружились с былыми критиками, что предоставили гостиную для презентации второго тома книжной серии "Москва, которой нет".
Но праздник завершился, едва начавшись. Оказалось, что параллельно с реставрацией шла судебная тяжба: федералы оспаривали правомерность регистрации памятника в собственности города. Еще летом Арбитражный апелляционный суд признал здание федеральной собственностью, что якобы сделало договор аренды, заключенный с Москвой, юридически ничтожным.
 
Казалось бы, интересы федерального центра легко примирить с интересами арендатора, а главное, с нашим общим интересом - спасением памятника, если просто зарегистрировать права аренды НТЦ "Энергосистемы" в Росимуществе. Вместо этого арендатору предписано покинуть дом. Притом известно, что на стороне истца в судах выступала Ассоциация шахматных федераций - та самая, у которой памятник едва не сгорел. Вернуть ей отреставрированный дом было бы верхом цинизма.
Уведомление о выселении вышло из недр федерального Агентства по управлению и использованию памятников истории и культуры. Название этого учреждения читателям нашей рубрики, вероятно, придется выучить в наступающем году. Для начала нужно различить его с Россвязьохранкультурой. Последняя осуществляет охранные полномочия, Агентство же создано для оперативного управления памятниками федеральной принадлежности.
 
Судя по всему, нас ждут веселые времена. Разграничение собственности на памятники, о завершении которого так бодро рапортовали министр культуры и мэр Москвы (см. "Известия" 27.11.07), закрывая одну проблему, создает несколько других. Начало приватизации памятников федерального значения - не первая из них. Напомним, что приватизация объектов регионального значения идет уже пять лет, но без большого результата. Что касается объектов федерального значения, то разграничение собственности на них, иначе сказать, установление юридической личности продавца, - не единственное условие привлекательности товара для покупателя. Осмелимся предположить, что приватизация не скоро примет массовый характер. Другое дело - пересмотр арендных соглашений. Сотни арендаторов со страхом наблюдали за процессом разграничения собственности. Многие до сих пор не догадываются, в какую половину списка они попали и что из этого может последовать.
 
А последовать может что угодно. Разумеется, новый порядок облегчит изгнание тех арендаторов, которые губили памятники, пользуясь неопределенностью их статуса. Но чиновникам гораздо интереснее делить и переделять ту недвижимость, в реставрацию которой уже не надо вкладываться. А в этом случае действует старинное правило: "Ну как не порадеть родному человечку?" Интересы сохранения наследия вновь отойдут на второй план, а имущественные споры примут буквально пожароопасный характер.
 
Или сценарий можно переписать?