Корзина 0 товаров в корзине
Историко-культурологический проект о старой Москве
Дизайн - Notamedia 2019

Тверская подстава

Через месяц в Москве должна начаться генеральная реконструкция Пушкинской площади: под Тверской пророют тоннель, построят подземный гараж на тысячу мест и торговый центр, а саму Тверскую превратят в участок скоростной магистрали. Лозунг «Бедные, вон из центра!» устарел: на Пушке это может коснуться и известных, и богатых

Если очередь на уничтожение дошла до «пупа столицы» — Пушкинской площади — значит, Москва, теперь уже без разбора, стала сама себя пожирать. Помогают ей в этом городские власти, помешать могут только столичные жители.

НА МИЛОСТЬ ТУРКАМ ОТДАНА

От всех прочих благословенных градостроительных проектов московских властей последних десяти лет нынешний все же отличается — размахом замысла в сочетании с масштабом абсурда.

Замысел опирается на «решение транспортной проблемы» — борьбу с пробками, проще говоря, — и выглядит так. За три года планируется превратить Ленинградское шоссе, Ленинградский проспект и Тверскую улицу в единую скоростную магистраль. После окончания строительства на всем пути от Красной площади до МКАД останется только два светофора, а на протяжении дороги появится дюжина новых тоннелей и эстакад. Но чтобы превратить Тверскую в магистраль, ее придется сначала очистить от всех «препятствий». Для этого, в частности, на пересечении улицы с Тверским и Страстным бульварами будет проложен автомобильный тоннель, строительством которого должен заняться инвестор в лице турецкой фирмы с непроизносимым названием «Гюнал Иншаат Тиджарет Ве Санайи Аноним Ширкети». А чтобы ему было не скучно рыть землю, московское правительство любезно предоставило ему в пользование пространство под Пушкинской площадью — для строительства подземного паркинга на 1000 мест и торгово-развлекательного комплекса, который, впрочем, за время проектирования успел тремя этажами вылезти на поверхность.

Оставим пока в стороне это сооружение — разберемся с пробками. Всякий, кто хоть раз ехал полчаса (или час, или два) от Пушкинской площади до Белорусского вокзала (пешком — 20 минут), ненавидит их наверняка не меньше московского правительства. Вопрос в том, как далеко можно зайти на пути борьбы с ними. Хайвей в центре города, к примеру, — это выход или нет?

— Хайвей в центре города — это дикость, — уверенно говорит научный руководитель НИИ транспорта и дорожного хозяйства, математик и экономист Михаил Блинкин. — Есть два основополагающих правила движения по городским улицам: на них нельзя стоять и на них нельзя ездить быстро. Скоростная магистраль — это особое сооружение, вынесенное за пределы населенных пунктов. В городе такого не бывает. Хайвей вровень со старой улицей, с городской застройкой, с подъездами к домам, магазинам, театрам — это абсурд, маниловщина.

С Михаилом Блинкиным согласен архитектор Юрий Бочаров, действительный член Академии архитектуры и строительных наук и член Экспертно-консультативного общественного совета (ЭКОС) при главном архитекторе Москвы, участники которого несколько дней назад впервые в своей истории единогласно (!) высказались против предложенного проекта.

— Это просто детский лепет, — недоумевает Юрий Петрович. — Тоннель под Тверской ничего не решит, потому что сразу за выездом из него машины снова попадут в пробку на Дмитровке. Если строить тоннель, то он должен быть единым под двумя улицами. Но это невозможно, поскольку не предусмотрена трасса-дублер: если перекрыть на время строительства Тверскую и Дмитровку, то куда денутся машины? А этот гараж на тысячу мест под торговым центром: откуда в него должны заезжать машины? В общем, на этом проекте просто живого места нет, это набор отдельных положений, который решает только локальные задачи, а не проблему в целом.

Мнение ЭКОСа, впрочем, ничего не решает — это орган исключительно консультативный. «Дальше городские чиновники вольны принимать любое решение, и я мало сомневаюсь в том, что они примут его в пользу доходов», — говорит Юрий Бочаров. А мнения самих чиновников узнать не удалось: в пресс-службе комитета по архитектуре и градостроительству правительства Москвы вопрос о том, какова будет дальнейшая судьба проекта, единогласно неодобренного ЭКОСом, назвали «сложным» и за три дня ответить на него не смогли. Начало строительства между тем намечено уже на сентябрь.



КАК ПОЭТЫ ПОЭТУ

В громких и массовых протестах жителей, которые сопровождают очередную свежую идею московских градостроителей (Патриаршие, Бутово, далее везде), тоже нет уже ничего необычного: необычно, когда не протестуют. Обитатели Пушкинской площади не стали исключением. Но перед жителями, к примеру, того же Бутова у них есть одно преимущество — обилие известных персонажей.

Актриса Елена Смирнова, живущая в доме, что выходит прямо на площадь, к примеру, не только поставила свою подпись под письмом президенту и дала подписать мужу — автору фильма «Белорусский вокзал» режиссеру Андрею Смирнову, но еще и других коллег уговорила, включая Никиту Михалкова. Даниила Дондурея, главного редактора журнала «Искусство кино», долго уговаривать не пришлось — он живет в Козихинском переулке, тоннель и магистраль, в случае чего, окажутся почти под окнами. Ни они, ни четырехэтажный торговый центр ему совсем не нужны.

— Нашему мэру мало гигантского количества супердорогих магазинов, которые уже и так есть в центре города — в том числе и подземный «Тверской пассаж». Кажется, они хотят все подземелье превратить в торгово-офисные центры, выложить мрамором и брать несметные деньги со всякого входящего. А где магазины с молоком и хлебом? — возмущается Даниил Борисович.

— Результат подобной политики градостроительства — превращение Москвы в город-натюрморт, а не место для жизни, — вторит ему архитектор, профессор МАрхИ и специалист по городской среде Вячеслав Глазычев. — А омертвление центра — вещь малоприятная. Куда более разумный путь для столицы — сохранять разнообразную среду, пригодную для кармана разной толщины, пусть и жертвуя при этом прибылью города.

Вячеслав Глазычев озабочен судьбой Пушкинской площади не только как архитектор, но и как председатель комиссии по местному самоуправлению Общественной палаты. Туда жители тоже писали и даже получили сочувственный ответ: «Опасения москвичей по поводу строительства совершенно справедливы и имеют достаточно оснований. Общественная палата поддерживает инициативу обращения с запросом к главному архитектору Москвы…»

Главному архитектору тем не менее жители писать не стали: товарищи с Патриарших, отстоявшие в свое время малую родину от посягательств «многофигурной композиции-памятника писателю Булгакову» в сочетании с подземным гаражом, отсоветовали. Мотивировали тем, что логика у главного архитектора г-на Кузьмина простая — ни на какие письма не отвечать и как можно быстрее начинать строить. Солидарность трудящихся налицо: с тех пор как активисты с Пушки пригласили активистов с Патриарших на свое первое собрание, они регулярно созваниваются и обмениваются опытом. А опыт необходим: революционная борьба — вещь непростая. Вот, к примеру, захотели жители устроить пикет против строительства, а разрешения из мэрии не дождались. Тогда они пригласили по дружбе одного депутата из Гос-думы — и пожалуйста, тот встретился со своими избирателями прямо в Новопушкинском сквере, чего закон не запрещает. Ни один ОМОН не подкопается.

Депутаты Госдумы вообще иногда бывают полезны. Прошлый проект освоения Пушкинской площади, предложенный еще в 1998-м столичным архитектором Абдулом Ахмедовым, не состоялся, как считают жители, во многом благодаря тому, что тогдашний депутат Госдумы Анатолий Лукьянов, к которому они обратились, организовал думские слушания и привлек внимание к этой проблеме.

— А почему именно к Лукьянову? — поинтересовался корреспондент.

— Во-первых, он ведь поэт, известный под псевдонимом Осенев, и мы писали ему как поэту с просьбой защитить Пушкина от посягательств, — объяснила одна из участниц движения в защиту Пушкинской площади Рената Абрамова, жительница дома по Тверской, 19. — А во-вторых, одна из наших активисток просто не вполне правильно поняла. Смотрит, написано: комитет по государственному строительству, председатель. И решила, что это как раз по нашей проблеме.

В нынешней Думе с поэтами напряженно, поэтому жители теперь пишут банкиру Александру Лебедеву, бывшему сопернику Лужкова на мэрских выборах.

— Ему должно быть интересно, — хитро улыбается Рената Павловна.

Пушкинская площадь — главное московское место встречи, которое изменить нельзя, — всегда была отражением времени. В XIX веке здесь выступали Достоевский и Тургенев. В 70-е годы XX века на месте старинного «дома Фамусова» построили многоэтажную глыбу «Известий». В 90-е — открыли казино (теперь их уже четыре).

В 2006-м Тверскую хотят залить бетоном и превратить в участок скоростной магистрали до Кремля.

Видимо, так турецкие строители представляют себе российскую вертикаль власти.

ОГОНЬ ПО ПЛОЩАДЯМ

Манежная. В 1993 году на Манежной площади началось рытье огромного котлована, в котором позже разместился торгово-развлекательный комплекс «Охотный ряд» (построен в 1995 году). В 2008 году «архитектурно-монументальную композицию торгового комплекса» планируется дополнить 15-метровой стеклянной часовней работы Зураба Церетели.

Триумфальная. В рамках строительства единой скоростной магистрали Кремль — Ленинградское шоссе в районе Триумфальной площади, перед гостиницей «Пекин», должна появиться подземная стоянка, а сама площадь превратиться в сквер. Кроме того, у станции метро «Маяковская» планируется построить офисно-торговый центр.

Тверская застава (площадь Белорусского вокзала). Под площадью будут построены парковка и торгово-развлекательный комплекс.