Корзина 0 товаров в корзине
Историко-культурологический проект о старой Москве
Дизайн - Notamedia 2019

Сохранить нельзя реконструировать. Компромиссное решение судьбы «Детского мира»

Безусловно, все говорят о том, какое замечательное здание снаружи - его выразительный фасад наряду с щусевским комплексом НКВД-КГБ-ФСБ, конечно, «держит» Лубянскую площадь. Когда речь заходит об интерьерах, то вспоминают двухсветный атриум - с полукруглым сводом, мощными торшерами, многочисленными декоративными элементами. А что же находится на остальной части «Детского мира», чья общая площадь 58 тыс. квадратных метров? Крайне запутанный лабиринт торговых залов, галерей, коридоров. Есть еще и закрытые зоны: подземные этажи и многочисленные административные помещения. Лишь в середине этого лабиринта, словно призрак, находится тот самый знаменитый атриум. Никакой внятной логики в структуре «Детского мира» нет и не было.

Вообще советские магазины, как, впрочем, и гостиницы, были не магазинами и гостиницами в полном смысле этого слова. Подсобные помещения занимали чуть ли не ту же площадь, что и торговые, а в случае с «Детским миром» и того больше - лишь на 20 тыс. кв. метров из 58 ведется торговля. В советских гостиницах шикарные вестибюли, холлы, лестницы были важнее номеров и ресторанов, не говоря уже о конференц-залах. На вопрос, что делать со сталинскими гостиницами, даются разные ответы: «Москву» снесли, «Ленинградскую», «Украину» и «Пекин» реконструируют, пристраивая по соседству новые корпуса.

В самом конце прошлого года московские власти признали внешний облик «Детского мира» памятником регионального значения. Внутри же магазин будет «вычищен» - по проекту британского архитектурного бюро RTKL будет создан принципиально новый торговый центр - магазины, развлекательный центр, кинотеатр, ресторанный дворик.

Плохо это или хорошо, победа это или поражение, кто может быть доволен - защитники историко-культурного наследия во главе с внучкой архитектора, профессором архитектурного института Натальей Душкиной или владелец магазина и девелопер его реконструкции - «дочки» могущественной АФК «Система». Кажется, ответ парадоксален - никто. Главная потеря в результате предстоящей реконструкции - тот самый двухсветный зал. Большая ли это цена за сохранение «Детского мира»? Если сравнивать с возможностью сноса, то нет, если сравнивать с позицией Душкиной - то да. Хотя даже Наталия Олеговна утверждает, что «безусловно, интерьеры «Детского мира» слабее, чем фасады». Для девелопера интерьеры и вовсе не представляет никакого интереса, в том числе и как часть стратегии «Детского мира».

Это, кстати, интересный сюжет. В разговоре с вице-президентом «Системы - Галс» Андреем Закревским я спросил его - если отбросить все историко-культурные аспекты и сосредоточиться исключительно на экономических, то нет ли смысла в маркетинговой политике «Детского мира» сделать ставку именно на традиции, как в знаменитых европейских универмагах - лондонском Harrods или парижском Galeries Lafayette. Ответ был прост - те исторические универмаги - «это совершенно другой покупательский спрос и другой ценовой диапазон товаров», а «наш магазин ориентирован на покупателей со средними и ниже среднего доходами». То есть исторические интерьеры - это прерогатива магазинов класса de luxe, так что нам предлагают выбирать: или «Детский мир» - по-прежнему крупнейший детский магазин страны, или торговый центр «не для всех». Как бы ни было печально, но стоит согласиться с г-ном Закревским - отношение к охране наследия в российском обществе достаточно равнодушное, и исчезновение внутренностей «Детского мира» заметят буквально единицы.

Наталия Душкина настаивала на полном сохранении универмага - и фасадов и интерьеров. Вроде как принятый вариант реконструкции - поражение стороны «защиты». С другой стороны, по неофициальным данным, RTKL провела расчеты, что в случае сноса и нового строительства реконструкция «Детского мира» обошлась бы на 20% дешевле, чем вариант с сохранением внешних стен. Если кто-то думает, что «Детский мир» не снесли бы, потому что это знаковое здание, постройка известного архитектора и проч., то вспомните, что случилось с гостиницей «Москва» и Военторгом. То есть вариант сохранения фасадов можно считать поражением стороны «нападения». Ситуацию, когда обе стороны чем-то недовольны или довольны наполовину, можно назвать компромиссом, а это хоть и дипломатическая, но победа.