Корзина 0 товаров в корзине
Историко-культурологический проект о старой Москве
Дизайн - Notamedia 2019

Исторический центр Москвы на грани провала

Этой весной в Петербурге состоялась международная конференция под названием "Город и геологические опасности". Малопонятную непрофессионалам тему обсуждали в узком кругу, не терпящем громких заявлений и сенсаций. Однако в одном из докладов прозвучала информация, которая, по нашему мнению, должна стать предметом широкого обсуждения: из-за откачки подземных вод нескольким зданиям и станциям метро в центре Москвы грозит обрушение.

Автор доклада профессор Российского геолого-разведочного университета, член Тоннельной ассоциации России Евгений Пашкин заявил буквально следующее: одна из старейших станций московского метро - "Кропоткинская" - подверглась серьезной деформации.

Западные инженеры сочли строительство метро в центре Москвы гиблым делом

Причина деформации "Кропоткинской" кроется в депрессионной воронке, образовавшейся в центральной части города из-за откачки подземных вод при строительстве и эксплуатации метрополитена. В нее попадают: территория Музея изобразительных искусств им. Пушкина, Пречистенский бульвар, Арбат, станции метро "Кропоткинская", "Арбатская", "Боровицкая".

Чтобы осознать причинно-следственную связь, о которой говорил докладчик, вспомним историю отечественного метро. Конечно, мы должны быть благодарны тем, кто 70 лет назад взялся за его сооружение. Это были лучшие умы, поистине выдающиеся инженеры и геологи, ученые с еще дореволюционным образованием. И взялись они за дело, по мнению западных коллег, абсолютно гиблое. Иностранные эксперты, изучив гидрогеологию центра Москвы, где грунты и подземные воды находятся в постоянном движении, вынесли однозначный вердикт: подземку здесь строить нельзя. Но русские, как всегда, сделали невозможное. В конструктивном плане это было абсолютно отечественное чудо.

Но строилось наше метро ценой неимоверных усилий. И в местах не то чтобы сложных, но порой и совершенно неподходящих. В том числе в геологической зоне повышенного риска, связанной, как заявил в Петербурге московский профессор Пашкин, с так называемыми древними эрозионными долинами, заполненными мелкими песками.

Из-под "Боровицкой" откачали море воды

Вот в этом малоприятном районе, где песчаные грунты залегают на известняках (в него попадают территория Музея изобразительных искусств им. Пушкина, Пречистенский бульвар, Арбат), сегодня проходит глубокое метро, расположены станции "Арбатская" и "Боровицкая". Их построили на известняках, откачав всю воду и создав депрессионную воронку, то есть зону искусственно пониженного уровня грунтовых вод.

Когда в 30-е годы прошлого века сооружалось здание Библиотеки Ленина, один из его авторов, архитектор Гельфрейх, предупреждал, что на Ваганьковском холме больше ничего нельзя строить, потому что в этом месте все зыбко (к тому времени здесь уже проходили две линии метро). Но строить все равно взялись: сначала в 1950-е годы поблизости соорудили "Арбатскую", а в 1980-е еще и "Боровицкую".

Известно, что в 1980-е угол российской государственной библиотеки буквально за несколько месяцев осел на 13 см, в книгохранилище появилась трещина, его пришлось в аварийном порядке реконструировать. Но знаменитая Ленинка от того удара так и не оправилось. Отчего, однако, она пострадала?

Из-за сооружения "Боровицкой" - твердо отвечают специалисты. Когда станцию только собирались строить, на ее месте гидрогеологи обнаружили чрезвычайно сильное обводнение. Однако решение о строительстве уже было принято, причем на самом высоком уровне. Пути назад не было. Гидрогеологам пришлось искать выход, и они его нашли. Чтобы проходчикам не пришлось работать все время по пояс в воде, гидрогеологи предложили до начала работ пробурить скважины и откачивать воду. Цель - создать депрессионную воронку. Предложение было принято. Беспрецедентный для столичного метро случай: перед началом строительства по периметру будущей станции пробурили 19 артезианских скважин, намного глубже уровня размещения самой станции. Есть свидетельства, что еще до начала работ в столичную канализацию ушло целое море выкачанной из-под земли воды. И все равно условия проходки "Боровицкой" остались сложными. Как и на строившейся в 1950-е соседней "Арбатской", количество приходившей за час воды достигало 1,5 тысячи кубометров. А сегодня эти две станции - единственные в Москве - имеют свои собственные насосные станции, которые постоянно откачивают воду.

Осушение порождает пустоты, пустоты - провалы

Заметим, что воду в этих местах откачивают и другие глубинные объекты, о существовании которых мы с вами не догадываемся. В результате всей этой откачки, необходимой для строительства и эксплуатации подземных сооружений, уровень воды, находившейся в прежние времена в здешних песках на глубине 5 метров, опустился на несколько десятков метров ниже. Собственно, вся Москва стоит на огромной депрессионной воронке. Из ее земных недр только за период с 1938 по 1958 год было выкачано около 2,4 млн кубометров воды, что в 6 раз превышает объемы питания водоносных горизонтов.

Искусственное снижение уровня подземных вод - гарантия пусть и не мгновенных, но больших неприятностей. Дело в том, что, например, те же атмосферные осадки стремятся через осушенную зону вниз с несвойственной им прежде силой, вымывая при этом частицы песка. Проще говоря, под землей заводится опаснейший процесс, известный у геологов под названием "суффозия". Конечно, кроме специалистов никто о созревающих внизу пустотах не догадывается. Зато конечный результат виден всем: провал, деформация зданий.

На Пречистенском бульваре, Остоженке, Волхонке, Арбате такие провалы появлялись не раз - и на открытой территории, и под зданиями.

Греческий зал спас министр обороны СССР

В начале 1970-х к Евгению Пашкину обратилась Ирина Антонова, директор Музея изобразительных искусств имени Пушкина: "Что делать? У нас в Греческом зале появились горизонтальные трещины". Он пояснил, что эти трещины - самые опасные. Предложил искать причину, проходить под фундаментами шурфы. Когда прошли три шурфа, обнаружилась огромная полость - на протяжении 12 метров грунт оторвался от подошвы фундамента на 60 см! Если бы Греческий зал рухнул, говорит Пашкин, вместе с ним ушла бы вниз вся срединная часть музея. Ситуацию спас тогдашний министр обороны Дмитрий Устинов. При его посредничестве за противоаварийные работы взялась непростая организация "Гидроспецстрой". Она, наверное, единственная в СССР, могла выполнить их срочно. И действительно, сделала все за неделю.

В Санкт-Петербурге Евгений Пашкин демонстрировал карту (сегодня ее фрагмент публикуется в "Известиях"), на которой отмечены расположенные в опасной зоне здания, пострадавшие от деформации. Часть из них разобрана, другие реконструированы и укреплены, но продолжают "садиться" из-за сложной гидрогеологической ситуации, которую мы сами же и создали.

Кто спасет "Кропоткинскую"?

Но сегодня возникла новая опасность: разрушительные подземные процессы в центральной части города коснулись и подземных сооружений. Точно такая же пустота, как в свое время под Греческим залом, предупреждает профессор, формируется в последние годы под станцией метро "Кропоткинская". Часть станции "садится" - об этом говорит формирующаяся трещина в ее стенах. Причем аварийная ситуация может сложиться мгновенно. Подобное развитие процессов называется "режим с обострением". Так могло произойти и в Греческом зале, если бы не вовремя принятые меры.

Пашкина беспокоит пример Петербурга, где в точке на "Площади Мужества" разорвалась обделка тоннеля. И в результате несколько лет жителям города приходилось обходиться без метро в этом районе.