Корзина 0 товаров в корзине
Историко-культурологический проект о старой Москве
Дизайн - Notamedia 2019

«Новая Россия затаптывает старую»

Эмилия Суптель держит дверь своего домашнего ресторана запертой, а если кто-то постучится, сначала выглядывает в окно и открывает лишь тому человеку, который не внушает ей подозрений.

В этом ресторане, который называется "Станиславского, 2" (по старому названию улицы, на которой он находится), воссоздана атмосфера старой России. На стенах висят картины, а пианист играет классическую музыку.

А снаружи, на улицах Москвы, ведет наступление агрессивная новая столица – в лице застройщиков, имеющих хорошие связи, которые уничтожают старые здания, подобные дому, в котором находится ресторан "Станиславского, 2". Для этой цели они используют силовые акции и поджоги, если не удается добиться своего путем подкупа или юридическими методами.

Сегодня владельцы ресторана чувствуют угрозу для своего заведения и, слыша ночью громкие голоса на улице, 38-летняя Эмилия Суптель, ее мать Розалия Кородзиевская и их две собаки нервно вздрагивают.

За последние несколько лет застройщики разрушили массу зданий в центре города, выхолащивая душу из этого бесстрастного, ушлого города.

Это повергает в отчаяние любителей старой Москвы, которые предпринимают слабые попытки протеста, что не пользуется широкой поддержкой общественности, которая становится все более пассивной по отношению к власть имущим.

"Меня это огорчает, но через пять лет я уже перестану огорчаться, так как старинных зданий попросту не останется", – говорит директор Государственного института искусствознания Алексей Комеч в тот момент, когда происходит снос старинного здания по соседству с его институтом.

В прошлом году власти Центрального округа Москвы объявили о планах снести либо реконструировать 1200 зданий. Защитники старины утверждают, что "реконструкция" часто используется как прикрытие для разрушения здания.

В августе первый заместитель мэра Москвы Владимир Ресин сообщил, что в ближайшие 10 лет в городе планируется возвести 60 небоскребов, некоторые из них будут высотой с 50-этажный дом.

"Тигру всегда нужно мясо, – говорит Комеч. – Мы знаем, что могут появиться новые проекты, новые кольцевые дороги, новые тоннели. Сегодня в Москве больше денег, чем вы можете представить".

Эмилия Суптель и ее мать – последняя семья из двенадцати выселенных из здания, которому 250 лет, и пока они живут и работают здесь. Дом находится всего в нескольких кварталах от Кремля. В прилегающих к зданию узких кривых переулках кипит работа по разрушению старой застройки, на месте которой возводятся гигантские здания.

Эти две женщины ведут борьбу в суде против застройщика, который хочет поставить на месте их дома элитный многоквартирный жилой комплекс. В городе, где цены на недвижимость – одни из самых высоких в мире, у этих женщин мало шансов одержать победу в этом противостоянии. История Москвы несется вперед, как бешеная тройка лошадей, а госпожа Суптель и ее мать принадлежат прошлому.

Современная Москва, которая появляется на руинах старого города, – неаккуратная и вульгарная. Ее создают богатые новые русские, которых многие называют бессовестными и коррумпированными и которые, вынырнув из коммунистической эпохи, поднялись за счет капиталистического казино, где есть выигравшие богатые и проигравшие бедные.

"У них нет чувства собственной индивидуальности, – говорит Алексей Комеч о создателях новой Москвы. – Они не только хотят стать такими же богатыми, как люди на Западе, они желают жить в таких же зданиях и ездить на таких же автомобилях".

В России, которая еще не избавилась от комплексов, больший по размеру всегда означает лучший, говорит Комеч. "Есть шутка советских времен: "Наш гном – самый высокий в мире".

"Старые русские" говорят, что все общество погрязло в трясине дурного вкуса – в сфере развлечений, юмора, литературы, одежды, и архитектура здесь не исключение.

"Россия находится в состоянии культурного коллапса, и с этим ничего нельзя поделать, – говорит Давид Саркисян, директор Музея архитектуры. – Это ужасно. Старое поколение вымирает, и некому прийти ему на замену".

Голос будущего – и, очевидно, мнение большинства – исходит от таких людей, как 27-летняя Катерина Семихатова, PR-менеджер крупнейшей московской компании-застройщика.

"Я не думаю, что Москва – красивый город, – говорит она, осматривая место на берегу Москвы-реки, где будет построен новый коммерческий и жилой комплекс. – Думаю, Москва должна стать лучше. Сегодня у нас есть возможность построить совершенно новый город".

В ближайшие два месяца арбитражный суд примет решение о том, могут ли госпожа Суптель и ее мать оставаться в квартире, в которой они прожили 35 лет, и имеют все документы, подтверждающие их право собственности.

У застройщика – свои печали. Он думает, что потратил слишком много денег на тяжбу по поводу этого здания, которое он считал подлежащим сносу.

"Они просто хотят выгнать нас отсюда, – говорит Эмилия Суптель. – Они сказали мне: "Какого черта вы здесь? Кто вы такая? Вы мешаете нашим планам".

Она говорит, что уже выиграла два процесса в нижестоящих судах. Но она опасается, что деньги и связи склонят чашу весов не в ее пользу в последней юридической битве, в условиях коррумпированной и несовершенной судебной системы.

Даже если она одержит победу в суде, она опасается того, что застройщик применит другие способы изгнать ее из дома. "Сейчас он все еще надеется одолеть нас официальным путем, – говорит она. – Если же победим мы, то он очень-очень рассердится".