Корзина 0 товаров в корзине
Историко-культурологический проект о старой Москве
Дизайн - Notamedia 2019

Снос как «реставрационное решение»

Разрушение старой Москвы в этом строительном сезоне приняло лавинообразный характер. Снесены или сносятся на этих днях несколько памятников регионального значения, не говоря уже об исторической застройке. Сначала - простое перечисление вопиющих случаев.

Летом на площади Киевского вокзала исчезло здание дореволюционного кинопавильона, принадлежавшее по преданию Ханжонкову, а в действительности - другому кинематографисту, Ермолаеву. Здание оставалось единственным посреди того сквера, который образовался в советское время на месте кварталов между вокзалом и Большой Дорогомиловской улицей. По периметру всего сквера стремительно строится торгово-деловой центр "Европейский" с подземной автостоянкой на две с половиной тысячи мест. Архитектуру этого комплекса придется оценивать в жанре рецензии, а надо бы - в жанре предостережения: площадь Киевского вокзала (ныне площадь Европы) меняется радикально и к худшему.



В глубине Тверского бульвара, между новым зданием МХАТа и многострадальной усадьбой Римского-Корсакова, по адресу Большой Гнездниковский переулок, 3/5, строение 2, прямо перед окнами ведомства Михаила Швыдкого завершается снос большого дома XVIII века. Сегодня еще можно видеть первый этаж с обрушенными сводами. Дом оставался последним в усадьбе обер-полицмейстера, главное здание которой погребено в советское время под новым МХАТом. В уничтожаемом сегодня корпусе находилась полицейская канцелярия, известная публике по романам Бориса Акунина. На участке будет строиться административно-жилой комплекс, разумеется, с подземной автостоянкой, для ООО "Респект-R".

На Пречистенском бульваре, 31, за палисадником, снесен деревянный верх усадебного дома 1820-х годов. В 1872 году здесь открылась частная женская гимназия Фишер, первой начавшая обучать по полному курсу мужской гимназии. Спустя четыре года заведение, как образцовое, демонстрировали бразильскому императору Педро II. Двухэтажный корпус за главным домом с 1910 года принадлежал символистскому издательству "Мусагет" во главе с Андреем Белым, имевшим здесь квартиру. Весь ансамбль, включающий еще доходный дом, ныне надстроенный, передан инвестору - ООО "Арбатская находка" и заказчику-застройщику - ООО "Техно-холдинг" для устройства гостиницы. От главного дома пока сохраняется каменный первый этаж, дом "Мусагета" цел.

Красивейшая московская улица Пречистенка давно не знала такого обращения с собой. Дом с мезонином во владении 23, по фасаду узкого квартала между Мансуровским и Еропкинским переулками, превратился в остов без крыши и перекрытий, с обрушенной задней стеной. С 1802 года дом принадлежал, по сведениям историка Москвы Сергея Романюка, графу Александру Ивановичу Татищеву, кригс-комиссару (начальнику снабжения) русской армии в 1812 году, военному министру Николая I, председателю следствия по делу декабристов. Вместе со смежными домами по обоим переулкам особняк был передан ЗАО "Аркада Траст" для строительства высокого, слишком высокого для Пречистенки офисно-жилого дома с подземной (надо ли говорить?) автостоянкой. Остальным домам, включенным в проект, повезло еще меньше: они уничтожены полностью и будут заменены новоделами. Что касается татищевского дома, если в нынешнем состоянии он встретит зиму, эта зима станет для него последней.

Что же происходит?

Во-первых, надо знать, что ни одно разрушение не согласовано с общественными советами - ни с экспертно-консультативным (ЭКОС) при главном архитекторе, ни с научно-методическим при Москомнаследии, ни с таковым же при Министерстве культуры. Наоборот, все четыре стройки согласованы при условии сохранения памятников.

Во-вторых, надо знать, что общественные советы остаются органами совещательными. Глава Москомнаследия Владимир Соколовский принимает собственные решения, порой разительно отличающиеся от буквы методических протоколов. Заказчики вынимают для него из рукавов заключения конструкторов, микологов или иных экспертов, и снос согласовывается как "вынужденное" реставрационное решение. Общественных советников могут спросить, каким цветом красить какой-нибудь фасад, но решения по отрицательным техническим экспертизам принимаются закрыто.

В-третьих, Москомнаследие продолжает практиковать сокращение предмета охраны. Так, "предмет" кинопавильона был сокращен до просмотрового зала. Который, однако, все равно снесен.

На заборе в Гнездниковском переулке висит информационный щит, извещающий, сколько деревьев и кустов порублено и сколько будет высажено снова. Можно подумать, что экологическое сознание развито у застройщиков больше, чем эколого-культурное. Нет, просто в стране существуют природоохранная прокуратура и экологическая милиция. За чахлый куст можно получить по рукам, а за палаты XVIII века - на лапу.