Корзина 0 товаров в корзине
Историко-культурологический проект о старой Москве
Дизайн - Notamedia 2019

Вместо сноса будут «разборки»

Надеясь смягчить накал страстей вокруг сноса жилых домов в центре Москвы и выселения их обитателей на окраины, вчера в префектуре ЦАО собрали журналистов. И для начала предложили им называть процесс не сносом, а «разборкой». «Известия» попытались разобраться, куда будут переселять старожилов Центрального округа после «разборок».

Побеседовав с обреченными на «разборки» москвичами (см. «Известия» от 21.01.04), нетрудно прийти к выводу, что люди недовольны отсутствием информации.

— Жильцы информируются из районных газет и газеты «Центр-плюс», — поясняет начальник управления муниципального жилья префектуры ЦАО Михаил Недайводов. — Градостроительные планы вывешены в управах. Как только в жилотдел поступают данные о свободной площади, мы приглашаем семьи для предварительного обсуждения. Работаем индивидуально, у каждой семьи свои нюансы.

Главный нюанс заключается в том, какими правами на свою квартиру обладает гражданин: собственник он или наниматель. Нанимателям предоставляется по 18 квадратных метров общей площади на каждого прописанного до выхода постановления правительства о сносе или реконструкции дома. (Подробнее о теории и практике расселения нанимателей читайте в одном из ближайших номеров.) Что касается собственников, то здесь число прописанных не имеет никакого значения. Они должны получить равноценное жилье.

Теоретически можно претендовать не на равноценную жилплощадь, а на ее денежный эквивалент. Но чиновники всячески избегают такого развития диалога с квартировладельцами. Если город станет покупать у граждан по рыночной цене квартиры, от которых через неделю останется куча мусора, это приведет к катастрофическим последствиям для бюджета. Правда, гражданам, которые не ведали о грядущих «разборках» и потратились на евроремонт, не до проблем бюджета.

— Если в приватизированной квартире сделан дорогостоящий ремонт, — говорит Михаил Недайводов, — то по заявлению владельца мы запрашиваем в БТИ оценку его стоимости. И если ремонт выполнен до выхода распорядительного документа, мы вынуждены выполнять закон — предоставляем семье квартиру по цене, эквивалентной рыночной стоимости старой. Экспертное заключение независимого оценщика мы также должны принять, но таких случаев у нас не было.

Самый болезненный вопрос переселения — географический. Оставить всех в ЦАО невозможно, приходится выстраивать приоритеты.

— В первую очередь оставляем тяжелобольных коренных жителей центра, — продолжает Михаил Константинович. — Если в семье нанимателей живет несколько поколений, то для старших подбираем квартиру в центре, а молодые уезжают в районы новостроек. Никаких эксцессов на этой почве у нас не случалось.

Больше шансов остаться в центре у тех, кто живет в хрущевке. Как правило, эти памятники эпохи индустриального домостроения стоят не в одиночестве, а целыми кварталами. Это дает возможность переселять людей волновым способом: только «первая волна» покидает район, остальные переезжают буквально в соседний дом. В результате если в 2000 году в ЦАО остались 20% выселенцев из хрущевок, то в 2003-м — 60%. У жителей домов точечной застройки дела обстоят вдвое хуже. Тем немногим, кому посчастливится остаться в центре, скорее всего будут предложены квартиры там, где некогда располагались заросли хрущевок: в районе Таганки и улицы 1905 года. В 2003 году здесь введено почти 75 тысяч квадратных метров жилья — 85% новостроек в ЦАО.

Зато сносят точечные дома активнее, чем хрущевки: 54 тысячи квадратных метров против 23,6. На месте точечных нередко возводятся нежилые здания, а если жилые, то элитные. Впрочем, префектура обещает построить большой муниципальный дом в 200 метрах от метро «Пушкинская» — на месте аварийных четырехэтажек в Большом Козихинском переулке. Он может стать последним муниципальным домом, который появится в историческом центре Москвы.

Превращение «жилых» стройплощадок в «нежилые» можно проследить на примере дома № 20, строение 1 по Вознесенскому переулку. «Известия» уже писали о том, как префектура ЦАО пыталась получить 350 квадратных метров для расселения дома, который якобы в 2004 году предстоит реконструировать «под жилые цели». (Распоряжение правительства Москвы от 31 декабря 2003 года.) При том что дом уже год как расселен, снесен, а на его месте решено построить офисное здание. Вчера префектура подготовила справку для журналистов, где данный участок по-честному отнесен в разряд «нежилых». Попытка «Известий» выяснить, на каком основании был снесен формально даже не расселенный дом, провалилась.

— Вопрос о его аварийности рассматривала городская межведомственная комиссия, — ответил нам зампрефекта Сергей Федоров, — которая и приняла решение о сносе.

«Решение городской межведомственной комиссии по вопросу признания жилого дома аварийным рассматривается на заседании правительства Москвы, — гласит Постановление правительства Москвы № 643 ПП. — Правительство Москвы принимает решение о признании дома аварийным…»

Столичный мэр Юрий Лужков неоднократно говорил буквально следующее: ни один дом не может быть снесен без моей подписи. Но Сергей Федоров не смог припомнить ни даты, ни номера документа, подписанного главой правительства.