Корзина 0 товаров в корзине
Историко-культурологический проект о старой Москве
Дизайн - Notamedia 2019

«Краеведение воспитывает преданность своей Родине»

Может ли краеведение стать новым школьным предметом? Как в нынешних условиях в молодом человеке воспитать любовь к Родине? И почему краеведение было объявлено лженаукой? Об этом с председателем Союза краеведов России, академиком Российской академии образования Сигурдом ШМИДТОМ беседует обозреватель «Известий» Наталья ИВАНОВА-ГЛАДИЛЬЩИКОВА.

— Сигурд Оттович, известно, что на рубеже 20-30-х годов историко-культурное краеведение было объявлено едва ли не лженаукой. Прекратились публикации и научные исследования в этой области. Но с началом нынешнего «нового времени» многое изменилось. Начался настоящий всплеск краеведения. 15 лет назад — 5 сентября 1988 года — в «Известиях» появилась беседа с вами Эльмара Гусейнова «Помни об отчем доме». Спустя еще пять лет — в марте 1993 года — мне и самой довелось опубликовать интервью с вами в «Литературке» («Пыльное чучело волка, или Воспитание историей»). С тех пор прошло еще 10 лет… Можно ли говорить о каком-то новом качественном рывке?

— Думаю, что можно. Краеведение стало одной из первых жертв в период утверждения тоталитарного режима, когда не терпели проявления какой-либо самодеятельности. А предшествовавшие этому 20-е годы явились золотым веком для краеведения, периодом наибольшего сближения его с большой наукой. Не случайно разгром краеведения связали со сфальсифицированным делом историков-академиков на рубеже 1929-1930 годов.

Между тем мы сейчас понимаем, какой огромный научный вклад оно внесло в мировую культуру. По инициативе Сорбонны в 2000 году состоялась международная конференция «Краеведение в России: истоки, проблемы, возрождение». У меня был там пленарный доклад. Проведение такой конференции по инициативе французов — это не только проявление интереса к нашей огромной стране, но и своеобразная дань российским краеведам, еще в 20-е годы разработавшим новейшую методику по тематике, которая сегодня наиболее привлекательна во всем мире.

- А что сейчас интересует западных краеведов?

— Сегодня вместо государственно-политической истории и глобальных проблем социально-экономического развития наиболее живой интерес вызывают история повседневности, локальная история, микроистория. А наши краеведы еще в 20-е годы разработали методики изучения таких явлений. Именно это время было вычеркнуто из исторической науки.

Сегодняшний интерес к краеведению — это признак демократизации нашей жизни и резкого роста роли провинции. Люди не боятся быть непохожими. Не ожидают указаний из центра, а сами многое делают.

Одновременно к нам вернулась культура русской зарубежной диаспоры. Стало возможным заниматься и генеалогией.

- Ну да. Ведь раньше боялись говорить, что дед был дворянином, священником или кулаком… Боялись, что их самих поэтому объявят «врагами народа»…

— Конечно. Сегодня во всем мире возрос интерес к генеалогии. К изучению своего рода, своей улицы, дома… В западных архивах сидят пенсионеры, которые раскапывают что-то о своих предках, это сплачивает людей… И у нас на конференции съезжаются потомки Мусиных-Пушкиных, Шереметевых из России и из зарубежья… Самое существенное же — это тяга к краеведению школьников.

- Вы стоите у истоков возрождения краеведения в нашей стране. В 1990 году прошел съезд краеведов России, который выбрал вас своим председателем. А в 1992 году вышла ваша книга, где была сделана первая попытка дать оценку «золотого» десятилетия краеведения. Насколько бурно развивается эта наука сегодня?

— Весьма бурно. Я могу с радостью сказать, что в фактологической части та книга устарела: за 11 лет вышли многие труды по истории местного краеведения, переиздаются работы краеведов прошлого. Этой осенью в Петербурге по инициативе Публичной библиотеки была организована конференция, посвященная региональным энциклопедиям. Они полны свежего интересного материала. Это значит еще и то, что местные власти материально обеспечивают такие дорогостоящие издания. А в пединститутах некоторые кафедры переименованы в кафедры отечественной истории и краеведения. Образовались отдельные кафедры краеведения и региональной истории (в Петербургском университете, например). Такая кафедра возникла и в Российском государственном гуманитарном университете. А в последнее время стало нормой 1 или 2 раза в месяц в актовом зале бывшего Историко-архивного института представлять новую литературу по москвоведению и краеведению. Кафедре РГГУ доверено написание учебного пособия по историческому краеведению для всех вузов. Когда мы сравнивали региональные энциклопедии, то поняли, что в них обнаруживается разный уровень методики науки. На мой взгляд, РГГУ мог бы стать центром подготовки специалистов в этой области. Это способствовало бы повышению и в России уровня культуры исторического туризма, который бурно развивается во всем мире. Было бы разумно, чтобы губернаторы выделили свои стипендии для людей, которые смогли бы получить наивысшую по современному уровню столичную подготовку. А потом возвращались бы к себе домой.

- А что, кстати, сейчас происходит в РГГУ? Ведь на днях у вас выборы ректора?

— К сожалению, средства массовой информации больше информируют не об уникальности РГГУ — многоотраслевого гуманитарного университета с системой научно-исследовательских подразделений, а о якобы нездоровых тенденциях в выборе нового ректора. Огорчило, что и ваша газета, преданным читателем которой я являюсь уже 70 лет, в статье о заседании Ученого совета РГГУ («Известия» от 10 декабря) доверилась односторонне пристрастной информации, отражающей мнение не «значительной части преподавателей» (как там напечатано), а совсем немногих из них. Когда на Ученый совет действительно хотели оказать давление, побуждая проголосовать за смену Невзлина на посту ректора, то на заседании 14 ноября все единодушно (независимо от того, за какую партию они проголосуют при выборах в Думу) отказались решать вопрос до заявления нами же недавно избранного ректора. Тем более что материальная поддержка, оказанная Ходорковским, уже существенно помогла РГГУ. 9 декабря же в повестке дня заседания было утверждение (после заявления Невзлина об отставке) списка кандидатов на должность ректора для голосования 24 декабря. Дата эта была утверждена ранее, когда Юрий Николаевич Афанасьев еще не был в больнице, так что нет оснований утверждать, будто «воспользовались его болезнью». Желание Афанасьева отсрочить выборы не было им самим документировано. Об этом в своем выступлении сообщил Леонид Михайлович Баткин (в большей мере это отражало настроение тех, кто опасается утратить привилегированное положение и трибуну для политизированного красноречия).

Сейчас социоэкономическое состояние РГГУ неустойчиво. Разладились и традиционно добрые взаимоотношения с московским правительством (что меня волнует и как москвоведа). И поэтому особенно необходимо, чтобы дела в РГГУ поскорее стабилизировались. Афанасьев, ставший президентом РГГУ, остается определяющим направление учебной и научной работы и обеспечивает представительство РГГУ в международных сообществах. В этих условиях для налаживания дел, на мой взгляд (и по мнению ученых советов крупнейших факультетов), из выдвинутых кандидатов более других подходит один из проректоров. Он доктор экономических и кандидат исторических наук, имеет опыт административной работы в РГГУ, взаимопонимание с коллективом университета и взаимосвязь с министерством, с инвесторами. Хочется, чтобы нас перестали отвлекать дискуссиями от основной научной и учебной работы.

- Вернемся к вашей научной работе. Вы хотите, чтобы кафедра, открытая в РГГУ, стала центром научного краеведения в стране?

— Для этого есть все предпосылки. Краеведческие знания — не отвлеченная наука. Они способны, например, связать поколения в одной семье. Я убежден, что краеведение должны обязательно преподавать в школе. Его может преподавать не обязательно историк, но и географ, литератор, учитель труда или физкультуры… Но непременно краелюб. Хорошо, если он заинтересует школьников походами, участием в охране и реставрации памятников… Стоит подумать о создании вечерних университетов краеведения для родителей. Это весьма актуально для Москвы, где большой процент пришлого населения.

На Украине же в прошлом году приняли Указ о составлении летописи народной памяти, а кабинет министров решил утвердить программу развития краеведения до 2010 года. Право, наша Россия не менее богата историко-культурными традициями и природными ресурсами. Ведь любовь к Отчизне всегда связана с любовью к малой родине. Ностальгическое чувство должно быть не только к юным годам, но и к той местности, к тому историко-культурному пространству, в котором ты их прожил. Программа развития краеведения должна быть принята на высоком правительственном уровне. Хорошо бы новая Дума «задумалась» об этом, осознав, что это один из важных путей воспитания любви к своей Родине.