Корзина 0 товаров в корзине
Историко-культурологический проект о старой Москве
Дизайн - Notamedia 2019

Бережковская набережная, д. 28. Клуб Дорхимзавода и другие…

30-го Апреля 2004
«Никакой талант архитектора не спасет от гибели
лучшие его произведения, если нет ему счастия»
Архитектор Мельников, 1964 год.
Запись на одном из конкурсных эскизов к Нью-йоркской выставке.
17 марта 2004 года. «Сигнал о возгорании в доме номер 28 по Бережковской набережной поступил на пульт дежурной службы «01» около 15.20. В результате возгорания произошло частичное обрушение кровли. По данным правоохранительных органов, клуб Дорхимзавода был закрыт некоторое время назад и не является действующим. Сведений о жертвах и пострадавших не поступало. На месте работают 15 пожарных расчетов». «Пожар на западе Москвы в здании бывшего клуба Дорхимзавода локализован. Об этом сообщили в правоохранительных органах столицы. Площадь пожара составляет 400 квадратных метров». Из новостных лент интернета.
Дорхимазавод
Дорхимазавод
Напутали новостные ленты. Находящийся в аварийном состоянии клуб имени Фрунзе Дорогомиловского химического завода, построенный в 1927 - 1929 году по проекту Константина Степановича Мельникова не горел. Сгорела столовая неизвестного автора, возведенная рядом с клубом примерно в те же годы. А клуб не пострадал, только прилегающая к столовой стенка закоптилась.
То, что одна из стен этого, разрушающегося на глазах гениального творения гениального архитектора стала чуть темнее других, возможно даже к лучшему. Вдруг пережитая угроза полного исчезновения памятника культуры подстегнет московских чиновников хоть к каким-то действиям по его восстановлению и реставрации? Правда, и подобные действия могут быть опасны. Один из планов реконструкции клуба, представленный в свое время в комиссию по охране памятников некоей коммерческой структурой, подразумевал надстройку здания на пять этажей и организацию под ним подземного гаража. К счастью, он был отвергнут.
К сожалению, «охранная грамота», выданная Главным управлением охраны недвижимых памятников Москвы (ГУОП), всем строениям работы архитектора Мельникова, как лучшим постройкам времен конструктивизма не предохраняет их ни от времени, ни от варварства. Практика показывает, что признание здания памятником архитектуры не гарантирует его даже от сноса.
Так, в 2001 году городские власти дали разрешение на ликвидацию включенного в списки охраняемых объектов еще в 1990 году Бахметьевского гаража. Он был построен по проекту Мельникова и Шухова в конце 20-х годов прошлого века в районе Марьиной Рощи. Здание удалось отстоять, но уже после того, как с него сняли крышу и принялись за стены с уникальными витражами. Сейчас, чудом уцелевший Бахметьевский гараж реконструируется на средства Марьинорощинской еврейской общины, которая намерена сделать его центром отдыха для всех желающих.
В Москве по проектам Константина Степановича Мельникова построено пять клубов: не сгоревший клуб Дорхимзавода, «Буревестник», «Каучук», клуб имени Русакова и клуб фабрики «Свобода». Разработка проектов и строительство происходили в 1927–1929 годах. Большинство из них ни серьезной реставрации, ни реконструкции с тех пор не подвергались и сейчас находятся на грани разрушения. (Самый страшный враг шедевров русского авангарда – даже не пожары и злая воля московских чиновников, а время. Архитекторы 20 - 30-х годов строили, как правило, из дешевых и недолговечных материалов).
Исключением стал клуб кожевенной фабрики «Буревестник», переданный спортивно-оздоровительному комплексу «Татами-клуб» и отреставрированный на его средства. Несмотря на несколько спорных решений (подверглась переделке уникальная система вентиляции; зрительный зал второго этажа превращен в дискотеку; увеличена высота окон в фойе), внешний облик и общий дух мельниковской постройки сохранен. Даже воплощены некоторые замыслы архитектора, не реализованные во время строительства. Крышу Башни-пятилистника, стоящей справа от фасада, согласно изначальному проекту, превратили в ресторан на открытом воздухе.
В лесах бывший рабочий клуб фабрики «Свобода» на Вятской улице. Он передан Департаменту потребительского рынка и услуг правительства Москвы. Департамент нашел фирму, обязавшуюся провести реставрацию памятника в обмен на 70 процентов его площадей.
клуб Каучук
клуб Каучук
А вот с клубом «Каучук», что на Плющихе, приключился казус. Вроде и памятник, и в аварийном состоянии, а с кого спросить – непонятно. По одним документам он стоит на балансе у ОАО «Каучук», по другим - является собственностью Фонда пианиста Николая Петрова. Москомрегистрация затрудняется дать однозначный ответ на вопрос о сегодняшнем владельце знаменитого здания. И даже нынешний арендатор - ресторан «Золотой дракон» не может с точностью сказать, кому именно выплачивается аренда.
Но хуже всего обстоят дела с бывшим клубом коммунальщиков имени Русакова на Стромынке. В 1987 году здание было принято на госохрану, в 1999 включено в списки объектов истории и культуры, охраняемых соответствующей международной организацией. При этом последнее обследование клуба в начале 90-х показало, что здание находится в аварийном состоянии.
Клуб Каучук, ракурс - 2
Клуб Каучук, ракурс - 2
В 1996 году клуб был передан в аренду театру Виктюка с условием, что он найдет инвестора для ремонта и реставрации (то есть, достанет около 1,5 миллионов долларов), но инвестора не нашли. Три года назад один сердобольный американский фонд дал на восстановление памятника двадцать тысяч долларов: их хватило на проект реставрации фасадов, инженерное обследование и замену трех оконных проемов.
Мельников писал: «Клуб – не строгий храм какого-то божества. В нем нужно добиться такой обстановки, чтоб рабочего в клуб не тащить, а он сам бы бежал в него мимо дома и пивной… клуб должен, если сумеет, показать, как устроен новый быт». Ныне не то что в клуб Русакова, а и рядом с ним бегать не стоит. Опасно. С интереснейшего представителя архитектуры эпохи конструктивизма крупными ломтями опадает бетон…
В свое время метался по Первопрестольной Ле Корбюзье, разыскивая предмет своей опасливой зависти - постройки архитектора Ивана Леонидова. Ему и в голову не могло вступить, что разработки мастера, которыми он восхищался во Франции, еще не воплощены в жизнь и не украшают собой русскую столицу. Русский чиновник и тогда был сильнее русского архитектора, только благодаря его (чиновника) бдительности у нас сейчас не болит голова о сохранении леонидовского наследия. Ни один из потрясающих проектов Леонидова не был воплощен в жизнь.
Клуб им. Фрунзе (клуб Дорхимзавода) после мартовского пожара. Фото прислано читателем сайта Андроном.
Клуб им. Фрунзе (клуб Дорхимзавода) после мартовского пожара. Фото прислано читателем сайта Андроном.

Многие думают, что российская архитектура славна во всем мире храмами и монастырями. Ошибочка. Храмовые постройки, в основном, делались по итальянским образцам. А вот реальный вклад, давший на многие десятилетия новые перспективы и горизонты развитию мировой архитектуры, обусловивший возникновение таких стилей, как индустриальная, постиндустриальная, деконструктивистская архитектура, и, в конце концов, – «хай-тек», внесла в архитектурный процесс плеяда наших родных архитекторов-авангардистов. Среди них не последнее место занимал Константин Степанович Мельников. И теперь пришло время огорчаться иностранным архитекторам, специально приезжающим в Москву полюбоваться на гениальные творения (они по фотографиям и планам этих творений изучали и изучают архитектуру). Зато наши чиновники не опечалены незавидной судьбой образцов архитектуры. Так уж у нас «устроен новый быт».