Корзина 0 товаров в корзине
Историко-культурологический проект о старой Москве
Дизайн - Notamedia 2019

Гранатный переулок, д. 6. Дом Майкова

12-го Января 2004
«Дом его, лет пятнадцать-двадцать и более назад, кипел жизнью, людьми, приносившими сюда неистощимое содержание из сферы мысли, науки, искусств. Молодые ученые, музыканты, живописцы, многие литераторы из круга тридцатых и сороковых годов — все толпились в необширных, неблестящих, но приютных залах его квартиры, и все, вместе с хозяевами, составляли какую-то братскую семью или школу, где все учились друг у друга, размениваясь занимавшими тогда русское общество мыслями, новостями науки, искусств». (И.А. Гончаров)
Аполлон Майков, 1846 г.
Аполлон Майков, 1846 г.
…Когда-то здесь размещался Гранатный двор, в котором изготавливались и хранились разрывные снаряды. Страшный пожар, случившийся в ночь 12 мая 1712 года, уничтожил двор. «Во 2 часу ночи разорвало пороховую казну, и в тот пожар во многих местах погорело и подохло, и от Гранатного двора побито людей многое число, а по смете 2700 человек и такого ж жестокого пожару нихто не помнит». После этого Гранатный двор перевели на Васильевский луг (еще позже — к Симонову монастырю), а освободившиеся земли вместе с участком, принадлежавшим братьям Орловым, перешли во владение полкового двора и канцелярии Преображенского полка.
В начале XIX века обширная полковая территория была прибрана к рукам Голицыными. В 1805 здесь появился дом, выстроенный по плану 1804 года, выданному княжне Голицыной. После пожара дом, скорей всего, переделали и, по архивным данным, в 1828 г. он принадлежал уже поручику Николаю Панину.
Другая часть участка, на ней прежде располагался сад, в 1827 была продана майору Николаю Аполлоновичу Майкову, где он с женой и сыновьями — шестилетним Аполлоном и четырехлетним Валерианом, и поселился в одноэтажном деревянном доме с антресолями.
Кстати, на этой же территории стоял деревянный двухэтажный домик, в котором в 1892 году родился Константин Паустовский. «Здесь когда-то стоял домик, его уже нет… Так вот, в нем я и появился на свет. Как давно это было! Иногда мне кажется, что это случилось в другую не то что историческую, а геологическую эпоху».
Гранатный переулок, из собрания Э.В. Готье-Дюфайе
Гранатный переулок, из собрания Э.В. Готье-Дюфайе
История избирательна, и в памяти потомков дом 6 в Гранатном переулке остался домом, где провел свои детские годы поэт Аполлон Майков, хоть талант Валериана, критика и философа, к сожалению рано ушедшего из жизни, также высоко ценился современниками. А без соответствующего отцовского воспитания и отцовского же окружения вряд ли бы свет увидел таланты обоих.
Николай Аполлонович «был отдан во второй кадетский корпус в то время, когда для дворянина считались приличными только две карьеры: или в военной, или в статской службе. Прямо с школьной скамьи, не успев кончить курса, он был, как многие тогда, выпущен в офицеры, лет 18 от роду, в действующую армию, в корпус Багратиона»*. В битве при Бородине он был ранен в ногу и отправлен на излечение в поместье в Ярославскую губернию. Там же, от скуки, юноша занялся рисованием, скопировав для начала картинку, висевшую над его кроватью. Копия удалась, и уже вернувшись на службу в гусарский полк, Майков продолжал предаваться новому увлечению.
После окончания войны Майков, награжденный орденом Владимира, вышел в отставку в чине майора, женился и, с облегчением переложив все житейские заботы на плечи жены, занялся живописью.
Во всегда приветливом особнячке стали собираться многочисленные гости. Первоначальное образование Аполлон и Валериан получили дома, в основном под руководством друга Николая Аполлоновича, литератора В. А. Солоницына. Историю словесности братьям преподавал тогда еще мало кому известный писатель И. А. Гончаров. Образовавшийся в итоге «домашний кружок», в который входили В. Г. Бенедиктов, И. А. Гончаровым, П. П. Свиньиным и др., «выпускал» рукописный журнал «Подснежник» и альманах «Лунные ночи», куда включались первые поэтические пробы юного Майкова.
Под воздействием отца Аполлон увлекался рисованием, на литературные же опыты его подвигли друзья дома и мать. Евгения Петровна Майкова, урожденная Гусятникова, позднее даже печатала свои повести и стихотворения.
Портрет Ивана Александровича Гончарова кисти Николая Аполлоновича Майкова, 1859 г.
Портрет Ивана Александровича Гончарова кисти Николая Аполлоновича Майкова, 1859 г.
Николай Аполлонович копировал картины лучших мастеров, пока однажды не решился послать одну из своих работ в Петербург на выставку. Она была отмечена критиками, и Майков-старший получил предложение переселиться в столицу. В 1834 Майковы переехали в Петербург. Труды живописца были замечены царской семьей и Майкову поручили значительные работы, за которые он удостоился звания академика: сначала для церкви св. Троицы, в Измайловском полку, потом иконостас для Исаакиевского собора.
Аполлон и Валериан продолжили свое обучение, поступив в Петербургский университет. На дар Аполлона Майкова обратили внимание университетские профессора, в особенности П. А. Плетнев, многие годы затем опекающий поэта и знакомивший крупнейших литераторов, в частности Жуковского и Гоголя, с его произведениями. «Старик» Майков, как его прозвали друзья, скончался в 1873 на 79-м году жизни. В последние годы он практически ослеп. «Трудно полнее и безупречнее, чище прожить жизнь, как прожил ее Майков, в качестве сначала воина, потом артиста, наконец, просто человека» — писал Иван Гончаров.
А дом в Гранатном переулке, после переезда семьи Майковых в Петербург, перешел к известному балетмейстеру, «дансеру Императорского театра» Адаму Глушковскому.
То, что осталось от дома Майкова
То, что осталось от дома Майкова

Долгое время дом Майкова принадлежал Всероссийскому научно-исследовательскому институту комплексной информации по стандартизации и качеству, в нем располагались архив и библиотека института. В 1990 году был подготовлен проект реставрации, однако спонсор, банк «Континент», настаивал на сносе памятника и воссоздании его в бетоне — по замыслу в особняке планировалось устроить хранилище. Реставраторы подняли на ноги общественность и дом отстояли… А в 1994 г. в доме произошел пожар, уничтоживший часть его деревянных конструкций. После этого обгорелое здание несколько раз перепродавалось, при этом ни один из пользователей не стремился его восстановить. В итоге, в конце 2000 года доведенный до полного разрушения дом был лишен охранного статуса и разобран. На территории бывшей усадьбы вырастет элитный комплекс, а на месте главного дома построят копию.

* — И. А. Гончаров