Корзина 0 товаров в корзине
Историко-культурологический проект о старой Москве
Дизайн - Notamedia 2019

Нижний Сусальный переулок, д. 5. Московский газовый завод

08-го Февраля 2009
Зиммеринг – одиннадцатый район Вены, юго-восточная окраина, промзона, ничем, казалось бы, не примечательная. Однако туристы добираются сюда всеми доступными способами. И все для того, чтобы побывать внутри гигантских хранилищ для газа – газгольдеров. Комплекс «Газометр» - это своеобразный альянс жилья, развлекательных центров и магазинов. И это – судьба промзоны в Европе.
Газовый завод. Ретортное и аппаратное здание со стороны подъездной ветки. Из альбома зданий, принадлежащих Московскому Городскому Общественному Управлению.
Газовый завод. Ретортное и аппаратное здание со стороны подъездной ветки. Из альбома зданий, принадлежащих Московскому Городскому Общественному Управлению.
Не всякий знает, но в Москве тоже есть газгольдеры, позади Курского вокзала, в двух шагах от метро, в Нижнем Сусальном переулке. В XIX веке в Европе на смену керосиновым фонарям пришли газовые. Естественно, что в России отставать не хотели. В 1863-м был построен первый завод по производству светильного газа для освещения Большого и Малого императорских театров. В 1861 году (по другим данным в 1865-м, даже точная дата есть – 25 января 1865 года) «Английское общество освещения города Москвы текучим газом» выиграло концессию на строительство в городе первого газового завода по сухой перегонке каменного угля, прокладку труб и постановку фонарей и освещение Москвы «текучим газом посредством подземных труб». Московская Городская Дума заключила контракт с голландским предпринимателем А. Букье и британским инженером Н. Д. Гольдсмитом на целых 30 лет из-за крайне выгодных цен: 14 руб. 50 коп. за один уличный фонарь, горящий ежегодно 2000 часов. Уголь для получения газа решено было доставлять из Великобритании.
В 1865-м Общество выкупило часть огородов Кобыльской слободы под застройку. Четыре кирпичных газгольдера 20 м высотой и 40 м в диаметре были возведены по проекту архитектора Рудольфа Бернгардта, два конторских корпуса созданы Федором Дмитриевым. Сам газовый завод был выстроен между газгольдерами и административным корпусом и представлял собой сооружение, состоявшее из нескольких цехов.
Теперь уже надо объяснять, что такое газгольдеры. Так как потребление газа неравномерно в течение года – возрастает зимой и снижается летом - нужны специальные хранилища для хранения избыточного газа. Это и есть газгольдеры. В них же хранился аварийный запас газа. Сейчас газ хранят в подземных хранилищах, а газгольдеры более не строят, т.к. они занимают большие площади и недостаточны по объему. Да и стоят дорого.
Газгольдеры. Из альбома зданий, принадлежащих Московскому Городскому Общественному Управлению.
Газгольдеры. Из альбома зданий, принадлежащих Московскому Городскому Общественному Управлению.
Пробное освещение произвели на Кузнецком Мосту 25 декабря 1865 года, а 27 декабря состоялось торжественное открытие «газификации» Москвы – возле Архангельского собора в Кремле зажгли первый газовый фонарь. К 1868 году в Москве горело уже более трех тысяч газовых фонарей с простой разрезной горелкой, дававшей силу света до 12 свечей, однако англичане несли огромные убытки - москвичи не спешили проводить в дома дорогой газ, да и торговцы керосином активно распространяли слухи о вреде газа для здоровья.

Не помогло даже предпринятое повышение арендной платы до 40 рублей за один фонарь. И в 1888 году Английская компания передала концессию Генеральному Французскому и Континентальному Обществу освещения.
В 1882 году австрийский ученый Ауэр фон Зильбах изобрел газокалильную сетку. При накаливании сетки получался яркий, так называемый «жаровой» свет. «Сетки Ауэра» давали тройное увеличение силы света. В Москве, пусть и под давлением со стороны общественности, сетки также были установлены.
В 1905 году, по истечении срока контракта, завод перешел к городу. Надо отметить, что к тому моменту дело было основательно запущенно, сеть газовых труб давала сильную утечку газа – до четверти от годового расхода. Поэтому дума пошла на беспрецедентный шаг и выделила на развитие и переустройство завода сразу четыре миллиона рублей - большую по тем временам сумму. В 1912 году начались работы по строительству шести новых корпусов и еще одного небольшого газгольдера с целью увеличения мощности завода. По данным на 1910 год в Москве было 8725 газовых фонарей, 322 – электрических, 13873 – керосиновых и 236 керосино-калильных.
Здание для производства водяного газа. Из альбома зданий, принадлежащих Московскому Городскому Общественному Управлению.
Здание для производства водяного газа. Из альбома зданий, принадлежащих Московскому Городскому Общественному Управлению.
Завод сохранял свою функцию, более того оставался основным поставщиком газа в Москве, до середины 1940-х годов, а после был перепрофилирован сначала на производство ракетных сопл, затем, в 1950-х, на выпуск газового оборудования: плит и счетчиков. В 1990-х годах здесь стали изготовлять газозапорную арматуру, а сам завод переименовали в завод "Арма". За все это время корпуса предприятия обросли многочисленными пристройками, в некоторых газгольдерах были прорублены окна и сделаны перекрытия.

В конце 1990-х годов (перед этим завод даже попробовал наладить выпуск моек и смесителей) он практически прекратил свое существование. В 2002 году производство было остановлено, а площади бывшего завода сдали в аренду многочисленным коммерческим фирмам.
Газгольдеры в Вене первоначально предназначались к сносу, однако им решено было дать новую жизнь. В 1995-м был объявлен конкурс идей по перестройке газометров. Выиграли его архитекторы Жан Нувель, Вильгельм Хольцбауэр, Манфред Ведорн и группа «Кооп Химмельблау». В октябре 2001 года состоялось официальное открытие преображенного комплекса.
Газгольдеры, 2006 год. Фото Дениса Ромодина.
Газгольдеры, 2006 год. Фото Дениса Ромодина.
Московский завод тоже стали обживать мастерские, галереи и дизайн-студии. Они постепенно вытесняли торговые предприятия и склады. Появилось даже творческое объединение «Газгольдер», создавшее проект реконструкции территории завода, сохраняющий все исторические здания, но предлагающий освободить их от наслоений советской эпохи. Архитекторы ТО убеждены: реализация проекта позволит вернуть заводу первозданный облик и создаст совершенно уникальное культурное пространство. Возникнет квартал, подобный Сохо или Челси.

Никто не говорит о музеефикации, напротив, ставится вопрос о выявлении наиболее интересных характеристик зданий и о их использовании в «новой жизни» современного комплекса, - комментирует главный архитектор Центра историко-градостроительных исследований г. Москвы Борис Пастернак . - Ведь Московский газовый завод для своего времени представлял передовое предприятие, оборудованное по последнему слову техники. Для его строительства были приглашены лучшие архитекторы и инженеры (есть сведения даже об участии знаменитого инженера Шухова в проектировании конструкций), иностранные специалисты. Весьма интересна вся историческая композиция комплекса. Но, к сожалению, примеров цивилизованной реставрации и приспособления исторических промышленных предприятий в Москве крайне мало. Чаще всего инвесторы идут по пути полного сноса или по пути временного приспособления с последующим переходом на первый вариант. Долговременные вложения и уровень рентабельности, соотносимый с европейскими городами, у нас никого не устраивают.
Печально, но верно. Проект ТО – альтернативный. Основной же разработан «Моспроектом-4». Он фактически предполагает сохранение только четырех газгольдеров, которые преобразуют в офисные здания с цветной подсветкой. В одном ряду с ними выстроят «псевдогазгольдер» - новый административно-гостиничный комплекс. Чуть поодаль вырастет многофункциональный комплекс, включающий подземные автостоянки. И это несмотря на то, что, после проведенных исследований территории, специалисты рекомендовали «при реконструктивных работах предусмотреть максимальное использование исторических объемов и деталей».
Жизнь архитектурно ценных объектов на закрытых от любопытных горожан территориях бывших заводов и фабрик вообще заслуживает отдельного рассмотрения. Что происходит за забором, можно узнать только случайно. Поэтому лишь за 2008 год были утрачены интерьеры конструктивистского дворца культуры завода «Серп и Молот» (ремонтные работы), разобран и воссоздается в новых материалах старейший деревянный дом Москвы – дом Всеволожского, где во время войны 1812 года печатались бюллетени и воззвания Наполеона (территория фабрики «Красная Роза»).
Индикатор, который показывал уровень заполнения бака, 2006 г. Фото Дениса Ромодина.
Индикатор, который показывал уровень заполнения бака, 2006 г. Фото Дениса Ромодина.
Комплекс зданий Газового завода был заявлен к постановке на охрану как образец промышленной архитектуры. В конце августа 2008 года историко-культурный экспертный совет Москомнаследия рассмотрел заявку и решил, что только четыре больших, один маленький газгольдер и два корпуса по Нижнему Сусальному переулку могут быть объявлены исторически ценными градоформирующими объектами, остальные здания (а их немало!) вообще ценности не имеют. Кстати, утверждают специалисты, статус ценных градоформирующих объектов фактически ни в одном законе подробно не прописан. То есть, на бумаге он существует, но какие именно ограничения на изменение внешнего вида и внутренней планировки «градоформирующего объекта» налагает – неясно.

Итого: бывший газовый завод - не комплекс зданий, образец промышленной архитектуры, охраняемый законом. Это только отдельные корпуса, имеющие всего лишь статус вновь выявленных ценных градоформирующих объектов.
Московский газовый завод, 2006 г. Прощаемся? Фото Дениса Ромодина.
Московский газовый завод, 2006 г. Прощаемся? Фото Дениса Ромодина.

Иными словами, реконструировать будут – это факт. И степень этой реконструкции предсказать невозможно: решение, принятое Москомнаследием, дает застройщику большое пространство для воображения. Причем на стороне даже самых "смелых" мечтаний - закон.

Что появится вместо: крупный культурный центр, модный квартал, сохраняющий весь уникальный комплекс, или новый офисный центр, базирующийся на четырех газгольдерах с подсветкой? К сожалению, для реализации последнего варианта препятствий практически не осталось. Более того, недавно появились сведения, что застройщик уже выходит на сносную комиссию Москомнаследия со своими предложениями по "преображению" бывшего московского газового завода. Даже кризис не помеха. Увы, офисы, как известно, для Москвы объекты первостепенные. В отличие от той же Вены.

Так что спешите видеть. В путеводитель московский газовый завод, в отличие от своего австрийского собрата, скорей всего, никогда не попадет… Не потому что не заслуживает этого. Просто не успеет.

Фотогалерея

P.S.
За помощь в подготовке статьи мы благодарим Бориса Евгеньевича Пастернака и Дениса Ромодина (проект «СовАрх»).