Корзина 0 товаров в корзине
Историко-культурологический проект о старой Москве
Дизайн - Notamedia 2019

Преображенская площадь, д. 11. Храм Спаса Преображения

24-го Августа 2004
Некоторые истории рождаются особенно трудно, вроде и фактов достаточно и канва отчетливо прорисовывается, ан нет, как ни напишешь, все равно особенно ощущаешь недостаток слов и убедительности.
Преображенский храм, 1883 год.
Преображенский храм, 1883 год.
Случай с захватом верующими реставрационных мастерских Грабаря в очередной раз доказал, что нет предела религиозному фанатизму, но на его фоне многолетняя история с восстановлением Преображенского храма словно зеркало, показывающее, что крайние проявления атеистического фанатизма ничуть не лучше. Иной атеизм страшнее любой религии…
О том, что Преображенское село явилось колыбелью регулярной русской армии, а то и флота, можно прочесть в любой исторической книге, где есть упоминание о деяниях Петра. Потешный полк оказался «умной» игрушкой, фактически уничтожившей существовавшие до того времени стрелецкие полки.
Кстати, само село в какой-то мере можно считать прародителем того же Петербурга. Регулярная городская планировка с прямыми параллельными улицами и перпендикулярными переулками (вспомните славный город на Неве) была опробована именно здесь.
К 1687 году потешный полк превратился в Преображенский, названный так по селу, где он располагался. Занимали сельские дворы, в основном, люди военные. На полковом дворе Преображенского полка стояла полотняная временная церковь. Именно ей по преданию был пожертвован Петром образ Знамения Богоматери. Позже (упоминания от 1722 года) полотняную сменила деревянная, которая «за ветхостью» была сожжена в 1741 году. А алтарь временно разместился в съезжей избе Преображенской слободы.
Вид на Преображенское с запада, конец XIX века.
Вид на Преображенское с запада, конец XIX века.
Но жить без постоянной церкви слобожане не могли, и в 1747 году солдат, сержант Иван Елисеевич Третьяков приобрел по соседству, в Семеновском, здание старой деревянной церкви. Перенес его в Преображенское и 19 июля 1747 года церковь Петра и Павла (небесных покровителей Петра I ) была освящена.
Не прошло и 15 лет, как прихожане решили построить новый, каменный храм. В 1763 году начался сбор пожертвований, а спустя два года закипело строительство рядом со старой, деревянной. К 1768 году храм заработал. На месте же жертвенника Петровской полотняной церкви, после разборки деревянной, установили сельчане памятный знак.
Сказать по правде, ничего особенного в новой церкви не было – традиционная композиция «кораблем» (храм, колокольня и трапезная на одной оси). Более поздняя колокольня и трапезная оформлены в стиле классицизма, хоть и с некоторым налетом барокко. Но храм создает не архитектура, а история…
Пожар 1812 года Преображенской церкви не коснулся, более того, все время, пока в Москве находилась французская армия, в храме продолжались службы. Думается, и во имя спасения солдат Преображенского полка, отличившегося в войне с Наполеоном, прихожане молились каждый день.
Спустя почти полтора века, уже советские граждане слушали здесь проповеди митрополита Крутицкого Николая и молились за своих отцов и братьев. А неверующие советские солдаты (знаю не понаслышке) через всю войну проходили с образками, «сунутыми глупыми бабами». К счастью, Господь уберегает, не разбираясь верующий перед ним или нет. К несчастью, уберегает не всех…
В 1830 году стараниями купца Котова, избранного церковным старостой, храм начал благоустраиваться и богатеть, в 1856 году церкви была пожертвована Преображенским полком икона Преображения Господня. А 23 мая 1883 года, в канун 200-летия полка, храм посетила императорская чета – Александр III и Мария Федоровна, после чего на средства уже другого Котова был сооружен второй церковный придел во имя Александра Невского.
Митрополит Николай среди паствы, 1942 год. Фото из книги К. Михайлова «История одного взрыва».
Митрополит Николай среди паствы, 1942 год. Фото из книги К. Михайлова «История одного взрыва».
После революции храм остался действующим, более того, в 1922 году во время массовых грабежей, прихожане отстояли его от разграбления. Приход вообще боевой был, недаром жили здесь потомки солдат. За смелость и собственное мнение, видно и поплатились. Ведь прихожане даже колокола не позволили снять. А годами позже дали приют иконам Богоматери Целительницы, Богоматери «Отрада и Утешение» и Косьмы и Дамиана, перенесенным из других московских храмов.
Церковь пережила Великую Отечественную, приход активно помогал фронтовикам пожертвованиями. Прихожане со всей Москвы приходили слушать митрополита Николая, человека необычайной силы духа, справедливости, доброты и мужества, чьи проповеди передавались из уст в уста.
Храм за несколько часов до взрыва, 17 июля 1964 года. Фото из книги К. Михайлова «История одного взрыва».
Храм за несколько часов до взрыва, 17 июля 1964 года. Фото из книги К. Михайлова «История одного взрыва».
К началу 1960-х годов Преображенская церковь была одной из самых крупных. «Общий сбор пожертвований составил 190 тыс. рублей, крещений совершено 993, отпеваний – 236, венчаний -17». Вот тут-то и началась хрущевская борьба с ересью. В марте 1963 года Мосгорисполкомом было принято решение о сносе Преображенской церкви в связи со строительством метро. Но побоялись, решили переждать Пасху. Потом еще подождали, и так прошел весь 1963 год – приговор подписан, но не приведен в исполнение. Весной 1964 года, когда прошел слух о том, что церковь будут сносить, прихожане начали писать письма Хрущеву в защиту. Собрали верующие больше 2500 подписей, количество по тем временам немыслимое и невиданное. А потом было «следствие», кто подписал, пионерские пикеты по велению партии, хождения активистов по домам с письмами за снос, в общем, много чего было…
6 июля верующие «захватили» церковь и самостоятельно, без священника (службы уже были запрещены) молились в ней, власти выкуривали их оттуда с помощью дымовых шашек. Храм снесли ночью, в четыре часа утра 18 июля раздался взрыв-хлопок, заранее подогнанные самосвалы за несколько часов вывезли все останки храма. Взрывали вместе с колоколами, верующие плакали. По воспоминаниям старожилов, несмотря на оцепление, двум старушкам удалось спрятаться в церкви, но они были вовремя обнаружены.
Утром Преображенская площадь осиротела, верующие брали кирпичики на память, молились на руинах, «бабушки на лавочках рыдали так, будто кто-то умер».
Стоит ли говорить, что метро прошло мимо? Иначе и быть не могло… Знали ли об этом проектировщики? Риторический вопрос. Партия сказала «надо». На месте церкви разбили сквер, посадили лиственницы.
19 июля 2004 года. Памятный крест на месте храма.
19 июля 2004 года. Памятный крест на месте храма.
Однако преображенцы помнят о своем храме и с 1996 года пытаются отстоять право на его восстановление. Исхожены сотни инстанций, подписана масса документов, получена тьма согласований. О том, что метростроевцам храм не мешает, о том, что транспортники могут увести планируемую развязку стороной, о том, что Москомархитектура «принципиально не возражает против воссоздания храма на историческом месте». А еще надо было убедить археологов провести охранные работы и исследование скрытых под землей храмовых фундаментов, а реставраторов разработать проект воссоздания. Чертежи, планы, фасады – все есть. Не было и нет только разрешения префектуры Восточного административного округа. Потому что бывший префект (из частной беседы) «атеист» и, пока он был у власти, «церкви no pasaran ». Официальное объяснение таково:
«Предлагаемый к строительству участок является сквером с ценными зелеными насаждениями, не подлежащими пересадке».
Префект сменился, новый «ознакомился с материалами и согласен с ранее даваемым ответом о нецелесообразности строительства данного Храма на Преображенской церкви».
*** Я не приемлю кликушества, я не могу понять «истовых верующих», силой отстаивающих «свои» храмы, но, как оказалось, тем более я не могу понять атеистов из префектуры Восточного округа. Что здесь? Упоение властью, нежелание вникнуть в ситуацию, «истовый» атеизм?
Проект воссоздания храма. Фото из книги К. Михайлова «История одного взрыва».
Проект воссоздания храма. Фото из книги К. Михайлова «История одного взрыва».
У этой истории не будет окончания в черной рамке. Отчасти потому, что я верю, люди, каждый год 19 августа в день Преображения Господня мирно приходящие в памятному кресту, когда-нибудь придут в свой храм. А отчасти потому, что у всех, кто сейчас читает эту историю, есть возможность помочь преображенцам. Вы можете написать префекту Николаю Николаевичу Евтихиеву письмо, задав один-единственный вопрос «Почему вы лично против восстановления Преображенского храма?». Когда-то верующие пытались защитить свою церковь, так, может, пришла пора нам всем, независимо от наших взаимоотношений с религией, попытаться отстоять право прихожан на восстановление? Опустив письмо в почтовый ящик, вы, возможно, напишете лучшее «письмо счастья» своей жизни. Ведь капля камень точит…
Адрес префектуры Восточного административного округа:
107076, г. Москва, Преображенская площадь, д. 9.
P.S.
В случае получения разрешения на строительство «Москва, которой нет» берет на себя обязательство высадить взамен каждой утраченной лиственницы по пять молодых кедров, лиственниц или даурских сосен.

* Эта история написана, благодаря Константину Михайлову. Его «письмо в префектуру» - только что вышедшая книга «История одного взрыва». Лучше не напишешь, точнее не расскажешь.