Корзина 0 товаров в корзине
Историко-культурологический проект о старой Москве
Дизайн - Notamedia 2019

Софийская набережная, д.6. Дом Пикара

04-го Октября 2005
Еще 4 года назад ближайший к Большому Каменному мосту участок Софийской набережной (№6) был плотно застроен живописными корпусами бывшей типографии кондитерской фабрики Эйнем (здесь печатали фантики для знаменитых шоколадок). К набережной выходил богато украшенный особняк, в котором до революции жили сами Эйнемы.
Теперь от усадьбы сохраняется лишь маленький угловой флигель, а дальше, до самого английского посольства, тянется пустырь размером с небольшое летное поле – эта территория должна стать частью «Золотого острова». Если бы история сложилась иначе, дом №6 числился бы сейчас среди наиболее интересных памятников нарышкинского барокко.
В древние времена низкая пойма левого берега Москвы-реки часто затоплялась весенними половодьями. В особенности страдала от сырости территория, находившаяся напротив Кремля и оттого получившая соответствующее название – Болото. В XV веке эта территория уже была частично заселена, но в пожар 1493 года целиком выгорела. После этого здесь был разбит Государев сад, в середине XVII века на его территории выстроена сохранившаяся до сих пор церковь святой Софии. Возможно, существовали еще какие-то «государевы» строения – по планам известны две крупных постройки со стороны Балчуга, имеются сведения, что в кладке хозяйственных корпусов во дворе дома 22 еще недавно виднелись большемерные кирпичи. Сад просуществовал до 1701 года, но в конце XVII века его территория постепенно начала застраиваться жилыми дворами. Плотность этой застройки до сих пор оставалась неизвестной, некоторые исследователи полагали, что сад занимал почти всю территорию от Живого до Каменного моста.
Вид на Кремль. Гравюра П. Пикара, которую он мог рисовать из дома по Софийской, 6. 1707 г.
Вид на Кремль. Гравюра П. Пикара, которую он мог рисовать из дома по Софийской, 6. 1707 г.
В 1705 году у въезда на Каменный мост был построен Суконный двор, одно из наиболее выдающихся архитектурных сооружений Москвы петровского времени (снесен в 1937?). А история соседнего с ним домовладения документально прослеживается лишь с 1756 года, когда оно принадлежало «Новолинского пехотного полка Подпоручику Гаврилу Дивову в 11 команде в приходе церкви Николая Чудотворца, что в Берсеневке». На протяжении XVIII – XIX веков дом дважды расширялся пристройками со стороны набережной, в результате получив весьма выразительный эклектичный фасад с эркером и широким балконом-галереей. По бокам ее были полукруглые ниши для статуй, здесь же до последнего времени сохранялась оранжерея со стеклянной крышею.
Интерьеры сохраняли отделку времен Эйнемов, говорят, что одна из комнат даже была разукрашена узорами на черном фоне – в стиле тех самых конфетных фантиков.
Панорама Замоскворечья, вид из Кремля. Акварель Д. Индейцева, 1850. Фрагмент.
Панорама Замоскворечья, вид из Кремля. Акварель Д. Индейцева, 1850. Фрагмент.
Но в середине 1990-х отселенный дом (числившийся вновь выявленным памятником архитектуры) капитально сгорел и превратился в коробку стен, заваленную обгоревшими перекрытиями. Внешний осмотр руин показывал, что в основе они сохраняют постройку, более старую, нежели документально подтвержденная середина XVIII века. На заднем фасаде дома виднелся поребрик, а на торцевой стене и внутри подворотни – заложенные арки из большемерного кирпича. При проведении натурных исследований под штукатуркой были обнаружены изящнейшие белокаменные наличники. Удалось найти остатки трех белокаменных «нарышкинских» фронтонов, а также нескольких дверных проемов и сводов. Однако самой неожиданной находкой было Красное крыльцо, для Москвы - исключительная редкость. Внутри стены пристройки XVIII века были обнаружены два мощных восьмигранных столба, великолепно сохранявших профилировку, капители и основания арки между ними. На торцевой стене были видны отпечатки примыкавших к ней ступеней. Таким образом, оказалось, что внутри позднего дома целиком сохранялись жилые палаты 1690х годов. Не исключено, что они могли быть одним из мест, откуда англичанин Пикар в 1707 году рисовал свою знаменитую панораму Москвы.
Возможно, именно так первоначально выглядел дом на Софийской набережной
Возможно, именно так первоначально выглядел дом на Софийской набережной
Памятник имел ряд уникальных особенностей, не имеющих аналогов среди его известных ровесников. Например, в левой части были обнаружены остатки крайне странного второго крыльца, буквально втиснутого в объем дома. Вход на него был через одноэтажную пристройку со стороны парадного двора. Очевидно, это было связано с тем, что дом стоял на совершенно необычном для того времени, длинном и узком участке, перегораживая его поперек (здесь становится ясно, что на рубеже 17-18 столетий западнее Государева сада уже находился квартал, плотно застроенный богатыми жилыми усадьбами). Въезд на задний двор осуществлялся через проулок между домом и Суконным двором, а второе крыльцо могло использоваться для прохода с переднего двора на галерею вдоль заднего фасада (который остался неисследованным), и через нее – на хозяйственный двор.
Дом Пикара погиб в результате «случайного самообрушения».
Дом Пикара погиб в результате «случайного самообрушения».

Однако теперь это все лишь предположения, потому как в ночь с 11 на 12 ноября 2000 года, дом, по официальной версии, обрушился сам собою. Однако на завале были видны отчетливые следы бульдозера. Под грудой кирпича еще сохранялись стены первого этажа и даже часть стен второго, которые можно было спасти, среди мусора лежали поваленные, но уцелевшие столбы крыльца. Главное управление охраны обещало устранить затруднение, однако к осени 2001 года завал был неспешно расчищен. Теперь от памятника осталась лишь торцевая стена в составе соседнего здания, а также фотографии и неполные обмеры (не были достаточно точно зафиксированы древние детали, находившиеся в труднодоступных местах здания).

Надо полагать, что теперь только удача спасет соседей, находящихся на этой же стройплощадке: Мариинское училище (№8), выстроенное на основе старинного дома Дурасова и дом управляющего литейной фабрики Листа (№10), также зиждущегося на белокаменных палатах 17 века.

* - Статья для «Москвы, которой нет» написана Александром Можаевым. Фотографии и рисунки предоставлены им же.

Фотогалерея