Корзина 0 товаров в корзине
Историко-культурологический проект о старой Москве
Дизайн - Notamedia 2019

Средний Трехгорный переулок, д. 6/20. Дом Верещагиной

02-го Марта 2004
Конец XVIII века. Европа увлечена археологическими раскопками, поисками остатков древнегреческих и древнеримских городов. Найти следы материальной культуры «золотого века», сокровища Трои становится делом жизни не одного человека. На восхищении «благородностью, простотой и величественностью» можно хорошо заработать. «Модные» философы красной нитью проводят в своих трудах идею гражданской ответственности перед народом и государством, портные спешно вводят древнегреческие мотивы в дамских платьях, художники устраивают паломничество в Италию, дабы проникнуться духом классицизма и талантом гениев итальянского Возрождения… Архитекторы отказываются от вычурности барокко…
Вид Трех гор с левого берега Москвы-реки
Вид Трех гор с левого берега Москвы-реки
Россия не отстает от Европы. «Четыре книги об архитектуре» итальянского мастера Палладио становятся настольным трактатом многих русских архитекторов того времени. И хотя особо бурное развитие классицизм получит только в послепожарной Москве, застройка города новыми домами с коллонадами и колонными портиками начинается уже в 70-х годах XVIII века. Помимо моды на античность, была и более приземленная причина отказа от роскошного и дорогого дворцового барокко — жалованные грамоты дворянству. Освобождение от обязательной службы и поощрение высшего сословия к развитию сельскохозяйственной, промышленной и даже торговой деятельности привело к резкому росту спроса на дома простые, удобные, быстровозводимые и вместе с тем «благородные и величественные».
Деревянный одноэтажный дом на углу Среднего Трехгорного и Нововаганьковского переулков построен был для секунд-майора Алексея Афанасьевича Верещагина еще в допожарное время — в 1806-1811 годах.
По уставу 1716 года майоры (первый штаб-офицерский чин) входили в число штабных офицеров полка и разделялись на премьер-майоров и секунд-майоров. Премьер-майор заведовал в полку строевой и инспекторской частями и в отсутствие командира полка командовал полком. Секунд-майор являлся ближайшим помощником премьер-майора и в строю командовал батальоном. Разделение на премьер- и секунд- майоров было отменено в 1797 году.
Место, где стоит дом, весьма примечательно и заслуживает некоторого отступления от темы. Три горы — холмистая местность, которая получила свое название от древнего урочища. В XIV веке ею владел князь Владимир Андреевич Серпуховской, Засадный полк которого решил исход Куликовской битвы. Князь же, двоюродный брат Дмитрия Донского, внук Ивана Калиты, после битвы получил прозвище Храбрый. Но и до этой битвы он был верным союзником Москвы — до 1389 г. Владимир действует рука об руку с великим князем: в столкновениях Димитрия Донского с князьями суздальским и галицким, в обороне Москвы от набегов Ольгерда (на дочери которого, к слову, Владимир Храбрый был женат), в защите Пскова от ливонских рыцарей (1369) и в походе на Тверь (1375). Серьезное «розмирье» между братьями случилось лишь однажды, когда встал вопрос о наследовании московского престола, однако Владимир, в итоге, признал сына Донского Василия великим князем.
После смерти Серпуховского «болший» двор с церковью «на Трех Горах» в числе прочих был отдан вдовой князя Еленой Ольгердовной «в дом Пречистой Богородицы Фотею митрополиту всеа Русии». Таким образом, богатое владение перешло к Фотию, который основал на этом месте Новинский монастырь, ставший его домовым. В отводной грамоте начала XV в. на земли нового монастыря говорилось, что: «…и Фотей митрополит ту землю со всем с тем дал в свой новый монастырь Введения св. Богородицы на Присну и при животе Фотея в том монастыре многая игумены были».
В 1746 г. монастырь сделали женским и отдали грузинам — первой игуменьей его стала имеретинская царевна Нина. А уже в 1764 Новинский монастырь упразднили, в помещениях его разместили военно-сиротское училище, далее фурманный двор, где до 1812 г. хранились пушечные лафеты, потом там устроили Новинскую полицейскую часть, а затем и вовсе женскую тюрьму.
Фотография 2001 года, на данный момент существует только каменный цокольный этаж. Фото А. Шипилина.
Фотография 2001 года, на данный момент существует только каменный цокольный этаж. Фото А. Шипилина.
В 1742 году при сооружении Камер-коллежского вала Три горы вошли в состав Пресни. Земляной вал свыше 37 км длиной, со рвом и заставами был построен Камер-коллегией, дабы воспрепятствовать ввозу контрабандного товара, особенно водки. С 1806 года вал стал официальной границей Москвы и Московского уезда. В 1852 году заставы ликвидировали, вал был срыт. Память о нем, как и о местности, в то время уже совсем не такой холмистой, осталась лишь в названиях улиц и переулков.
Вот в таком историческом месте, практически на границе Москвы, вырос деревянный дом очень похожий на загородную палладианскую виллу. Поклонники архитектурного гения итальянца пристроили к зданию, уже после 1812 года, четырехколонный ионический портик, поднятый на высокий белокаменный цоколь с декоративными арочками. Капители колонн и строгая кованная решетка портика выполнили в ампирном стиле. А укрупненные, тройные окна по сторонам портика еще более подчеркивали сходство с палладианской виллой, одновременно выделяя дом среди других образчиков московского деревянного классицизма.
К сожалению, практически ничего не удалось найти ни об обитателях дома, ни об архитекторе и строителях. В литературе дом известен, как принадлежавший вдове секунд-майора А. А. Верещагина.
Никто не торопится восстанавливать дом. Состояние на март 2004г.
Никто не торопится восстанавливать дом. Состояние на март 2004г.

В начале 1980-х гг. архитектурный памятник сильно пострадал от пожара. Начавшееся вскоре его восстановление затянулось вплоть до 2001 года. За это время отселенный и бесхозный, дом утратил остатки старинных интерьеров — парадную анфиладу вдоль главного фасада, состоявшую из танцевального зала, гостиной с угловыми печами и кабинета. В 1990-е годы дом, официально состоявший на государственной охране, несколько раз горел. Очередной пожар 1998 года практически его уничтожил. В настоящее время от дома остался только каменный цокольный этаж.

* — За помощь в подготовке и предоставленное фото благодарю Александра Шипилина.