Корзина 0 товаров в корзине
Историко-культурологический проект о старой Москве
Дизайн - Notamedia 2019

Старая Басманная улица, д. 23. Дом Муравьева-Апостола

24-го Февраля 2005
Он никогда не был в России. Наверное, если бы не случай, он никогда бы и не смог в ней побывать. Но он всегда ей жил. А она, как оказалось, помнила…
Дом Муравьева-Апостола до реставрации, 1995 год.
Дом Муравьева-Апостола до реставрации, 1995 год.
Воспитанное еще советской школой отношение к декабристам, к их подвигу, сильно изменилось за последние годы. Разговаривая с современниками, читая уважаемые газеты, авторы которых склонны рассуждать об истории, вы можете услышать и о неприятии к цареубийцам и даже совершенно нелепую крайность о том, что декабристы, по сути, схожи с террористами. Но я до сих пор помню свои отрывочные конспекты на уроках истории: «Все шло медленно и не по плану. 14 декабря 1825 года декабристы от имени Сената намерены провозгласить «Манифест к русскому народу» (идеи: отмена самодержавия, крепостного права, рекрутчины и телесных наказаний, провозглашение демократических свобод и созыв Великого Собора представителей всех сословий, чтобы определиться с будущим политическим устройством). Но. Все было поздно, декабристы проиграли времени. Сенат уже присягнул Николаю, сенаторы разошлись, руководитель не явился – бессмысленность, разрозненность, растерянность, ожидание… лед Невы… разгром. Казнь пяти, каторга, Сибирь. «Оковы тяжкие падут, темницы рухнут…». При жизни Николая никто домой не вернулся».
А еще довелось мне не раз бывать в Ялуторовске – утопающем в зелени купеческом городке, на центральной площади которого стоит памятник повстанцам. Жизнь этого города, без преувеличения, началась с них, сосланных, - умнейших и образованнейших людей своего времени. Они учили детей, хоть то было им запрещено, дабы не вносили они в неокрепшие умы революционных идей, учили взрослых своим примером. Уважение суровых, жестких сердцем сибиряков многого, скажу вам, стоит. И видно, есть какая-то генетическая память, потому что уважение это сохранилось до сих пор, бережно, как самое ценное чувство, передается оно от поколения к поколению…
С.И. Муравьев-Апостол, приговорен к смертной казни после восстания декабристов.
С.И. Муравьев-Апостол, приговорен к смертной казни после восстания декабристов.
Иван Матвеевич Муравьев-Апостол, родившийся в 1767-м, от матери своей, внучки последнего гетмана Украины, унаследовал вторую часть своей фамилии и громаднейшее состояние. Французского не терпел, английское, напротив, уважал. При Павле I был дипломатом, старшие сыновья – Матвей и Сергей воспитаны за границей, в 1805 возвратился в Россию и оказался не у дел. Зато блистал тогда на литературном поприще и стал одним из организаторов «Бесед любителей русского слова», членом литературного «Арзамаса» и почетным членом «Общества любителей российской словесности при Московском университете». Его «Путешествие по Тавриде» стало источником вдохновения для Пушкина при написании «Бахчисарайского фонтана». В 1812-м Иван Матвеевич покинул Москву, уехав в Нижний Новгород, позже – возвратился, с 1817 поселился в усадьбе на Старой Басманной. Карьера его вновь пошла в гору и в 1824-м стал он сенатором и членом Главного правления училищ. Но вскоре после известных событий, в которых приняли участие трое из четырех его сыновей, вынужден был уехать за границу, откуда вернулся он в 1845-м совсем уже старым и больным.
Думал ли он о том, что сделали его сыновья? Упрекал ли их? Гордился ли ими? А, может, упрекал себя? По воспоминаниям современников, по отношению к детям своим он был особо суров и деспотичен. Но к старости многие из нас меняются и склонны полностью переоценивать свою жизнь. Как знать…
Потомок Муравьевых-Апостолов, Владимир в Первую мировую был представителем российского Красного Креста в Лондоне. Он женился на Надежде Терещенко – дочери крупного сахарозаводчика, который на свадьбу подарил ей дом в Каннах. За границей супруги и пребывали, а в революцию, по здравому разумению, не стали возвращаться в Россию. Казалось, Родина закрыта для них навсегда… И это уже новая история.
Церковь Никиты Мученика на ст. Басманной, из собрания Э.В. Готье-Дюфайе.
Церковь Никиты Мученика на ст. Басманной, из собрания Э.В. Готье-Дюфайе.
Однако, как прилежные ученики, во всех учебниках найдете вы новую и новейшую историю. Новейшая, подобная сказке, тоже имеет место быть. Началась она в 1989 году, когда Раиса Максимовна Горбачева от имени Советского фонда культуры попросила представителей русской интеллигенции, эмигрировавших из России, вернуть реликвии, связанные с историей страны, на Родину. Услышали Горбачеву дети Владимира и Надежды – Андрей и Алексей. И Муравьевыми-Апостолами в дар Советскому фонду культуры была передана уникальная библиотека из 370 томов. В ответ случилось невозможное – их пригласили посетить Россию, посетить свою усадьбу… Трудно сказать, какие чувства испытывали Андрей Владимирович и Алексей Владимирович, ступая по дому в Старой Басманной, музею декабристов, в то время из-за отчаянно плохого состояния уже закрытого на реконструкцию, о чем думали. Может, о том, что корни – это нечто настолько сильное, что нет ему ни разумного, ни какого иного объяснения. Может о том, что только здесь перестали они быть просто обычной состоятельной европейской семьей, что одна фамилия Муравьевы-Апостолы для этой страны значит много больше, чем они могли бы себе представить. Не знаю... Но только вот решили Муравьевы-Апостолы усадьбу восстановить. На собственные средства. Не для себя, для России. Восстановлением занялся сын Андрея Владимировича – Кристофер (Христофор). Был создан фонд Муравьевых-Апостолов, а дальше начались хождения по инстанциям. Не мне рассказывать, как начинает скрипеть тяжелая и неповоротливая бюрократическая машина, когда дело касается подписания бумаг. А Кристофер вдобавок решил все делать честным путем, без взяток и подношений. Скорее, он просто и не знал о такой практике. Лишь 5 декабря 2000 года постановлением правительства Москвы №965 дом был передан в долгосрочную аренду. Но не на 49 лет, а на 25, c правом пролонгации… На 49 у нас, оказывается, сдают только предпринимателям. Документы попали в Москомимущество, где лежали полтора года. Все это время «междувластия» не имевший прав на дом Кристофер исправно платил сторожам и оплачивал все аварийные и ремонтные работы.
«Его пример – другим наука». Эти строки приходили мне на ум, когда гулял я по заброшенному дому Веневитинова в Кривоколенном переулке. Арендаторам этого уникального памятника не понять Кристофера. Нет документов – сиди и жди. А что до дома? Так ведь не живой же. В случае чего можно снести и построить новый. Можно, если есть желание общественности, точно такой же. …Стыдно.
Наконец, реставрация началась. Не воссоздание из кирпича и бетона, а настоящая методическая реставрация. Через какое-то время вышли за пределы сметы, потому что ожидали одно, а на деле оказалось совсем другое. Дом в 1990-е подвергался реставрации, но косметической, тогда реставраторы зачем-то сняли обшивку и деревянный дом с кирпичным цокольным этажом начал гнить. Пришлось разбирать перекрытия, менять испорченные бревна. Новые покупали специальные, отлежавшиеся пять лет. Для приготовления растворов использовали старые рецепты, для реставрации - исключительно естественные материалы. И только в конце декабря 2004 года стало понятно – дом будет жить. Полноценно и полнокровно. Люди, задумавшие подарить ему новую жизнь, прошли через все – чиновников, безденежье, отчаяние, сменявшееся надеждой, и выстояли.
Кстати, во время реставрации выяснилось имя архитектора. Оказалось, что дом, приписываемый Матвею Казакову, создал И.Д. Жуков, входивший в круг Казакова.
Дом Муравьева-Апостола, январь 2005 года.
Дом Муравьева-Апостола, январь 2005 года.
Теперь дом на Старой Басманной ждет дизайнеров, что займутся его интерьерами, и мебель, которая позволит ему стать не просто музеем, а музеем–жилым домом. На мебели и прочих вещах не повесят привычные музейные таблички. По замыслу, посетители придут не в музей, они придут в гости. Семья Муравьевых-Апостолов будет жить в этом доме в свои приезды в Москву. Дом их станет настоящим культурным центром, где будут проходить семинары, музыкальные и театральные вечера. В цокольном этаже разместятся временные экспозиции, посвященные русским усадьбам, русскому и европейскому искусству, что неразрывно связаны. Ведь, будет вам известно, именно Иван Матвеевич привез в Россию Бетанкура. Вы скажете: мечта? Но и реставрация этого дома была когда-то только мечтой.

…Когда-то Матвей Муравьев-Апостол пожертвовал большую сумму золотом на университетскую библиотеку. Алексей Владимирович Муравьев-Апостол завещал использовать накопленные им средства на благотворительность, Кристофер восстанавливает дом на Старой Басманной. Славный род, славные традиции. Низкий им поклон…
* - Эта история во всех смыслах не появилась бы без Татьяны Макеевой. В свое время эта хрупкая женщина поверила Кристоферу и взялась за труд хождения по инстанциям и координацию всех работ, связанных с восстановлением дома. Нет слов, чтобы выразить признательность и благодарность ей за это.

Фотогалерея