Корзина 0 товаров в корзине
Историко-культурологический проект о старой Москве
Дизайн - Notamedia 2019

Страстной бульвар, д. 9. Дом Сухова-Кобылина

19-го Сентября 2003
Страстным бульвар был назван в честь Страстного Девичьего монастыря, основанного в 1641 году. В нем хранилась чудотворная икона Божьей Матери, именуемая «страстная»: орудия страстей Господних в руках ангелов, окружающих лик Богоматери дали ей это название. Уж не оно ли определило судьбу дома № 9 на Страстном бульваре? Страсти человеческие такой силы разгорелись здесь в 1850 году, что взбудоражили всю Москву на шесть с лишним лет…
В 1841 году в Париже Александр Васильевич Сухово-Кобылин познакомился с Луизой Симон-Деманш, француженкой, которой было немногим больше 20 лет и «красоты она была замечательной». Луиза пожаловалась новому другу на отсутствие всякого занятия, и тот рекомендовал ей приехать в Россию. Завязался роман, трагичных последствий его тогда не мог предвидеть никто. 6 октября 1842 года молоденькая Луиза, с суммой в 1000 франков, полученных от Сухово-Кобылина на «путевые издержки», прибыла в Россию одна, на пароходе «Санкт-Петербург».
Страстная площадь, открытка начала XX века.
Страстная площадь, открытка начала XX века.
Пробыв некоторое время в Петербурге, она уже в начале ноября перебралась в Москву, где попала в положение весьма двусмысленное. В доме отца Александра, Василия Александровича, отставного полковника артиллерии, на Страстном, 9, ее принимали, но видеть особенно не желали. «Большой барин Сухово-Кобылин не хотел связывать свое имя с неизвестной француженкой и держал ее особливо от своей семьи». Луиза не считалась женою, потому не могла появиться с любовником в свете. «Писала себя вдовою, но была девица». Сухово-Кобылин нанял ей квартиру на Тверской, рядом с домом генерал-губернатора, обеспечил слугами из своих крепостных и дал денег на открытие винно-торгового магазина — около 60 тысяч рублей. Из парижанки-белоручки Деманш превращается в «московскую купчиху». Ожидала ли Луиза такого поворота судьбы? Мало склонная к коммерческой деятельности, в 1849 году она практически разорилась. Тогда Сухово-Кобылины организовали для нее новую лавку — по продаже патоки и муки из своих наследственных вотчин.
Дом Сухово-Кобылина, таким он был… Фото прислано Максимом, читателем сайта «Москва, которой нет».
Дом Сухово-Кобылина, таким он был… Фото прислано Максимом, читателем сайта «Москва, которой нет».
Парижский блеск Деманш погас, и Александр Васильевич увлекся известной в то время в аристократических кругах Надеждой Нарышкиной. Луиза безумно ревновала, устраивала скандалы и выслеживала неверного любовника. По всей видимости, именно один из таких скандалов во флигеле особняка, куда, кстати, приезжала и мадмуазель Нарышкина, закончился страшной трагедией. 7 ноября 1850 года Луиза исчезла из своей квартиры, а 9 ноября тело ее было обнаружено и опознано крепостными Сухово-Кобылина в сугробах у Ваганьковского кладбища. «Врачебный осмотр установил глубокий перерез горла и боковых сонных артерий, большую опухоль и кровоподтеки около левого глаза; рубцы, ссадины и кровоподтеки на левой руке от плеча к локтю и на левом боку, перелом трех ребер с раздроблением кости…»
Полиция провела обыск, во флигеле были обнаружены пятна крови. Следствие затянулось на долгих шесть лет. К слову сказать, именно в это время в Сухово-Кобылине проснулся талант драматурга. Дело закончилось оправдательным приговором, точнее, было прекращено по приказу императрицы. Использовав все свои связи, Нарышкины добились, чтобы участие Надежды в следствии было ничтожным. Сама она поторопилась уехать за границу уже через месяц после начала следствия.
50 лет Сухово-Кобылин хранил тайну, и только практически перед смертью, в 1901 году, он признался в убийстве своей любовницы. Признал он и то, что его слуги взяли всю вину на себя под жестокими пытками, над ними учиненными… Тайной осталось только то, какую роль — свидетельницы или соучастницы — сыграла во всем этом Нарышкина.
Очень запутаны сведения о том, кому принадлежал дом № 9 до Сухово-Кобылиных. По одним сведениям, капитану Кречетникову, по другим — Е. А. Нарышкиной, разбившей на бывшей Сенной площади сквер. Правда, согласно еще одному источнику, сад рассадила не Елена Александровна, а Софья Павловна Нарышкина.
Остатки особняка на Страстном бульваре, фото сентября 2003 года.
Остатки особняка на Страстном бульваре, фото сентября 2003 года.
Особняк с дворянским гербом на фронтоне долгое время сохранялся в неизменном виде. Во дворе, в левом заднем углу находился злосчастный двухэтажный флигель. Внутри, еще в 30-х годах, сохранялись угловые печи, до половины обшитые ореховым деревом и украшенные большими зеркалами. В 1918 году в бесхозный дом переехало Оргбюро по созыву I Всероссийского съезда союзов рабочей и крестьянской молодежи, учредившего комсомол. Очень недолго здесь размещался первый Центральный Комитет комсомола, а с зимы 1920 года комсомольцы устроили коммуну: все заработанное и полученное по карточкам поступало в общий котел и делилось поровну между коммунарами. В те годы частым гостем особняка бывал Джон Рид
«Воссоздание» дома Сухово-Кобылина. Теперь здесь будет Пушкинский дом. Фото 2005 года, прислано Максимом, читателем сайта «Москва, которой нет».
«Воссоздание» дома Сухово-Кобылина. Теперь здесь будет Пушкинский дом. Фото 2005 года, прислано Максимом, читателем сайта «Москва, которой нет».
Последний владелец особняка АО «Мосрыбхоз» снес и сам дом, и его пристройки в 1997 году.

Компанией «Капитал Груп» планируется строительство офисного здания класса «А» и воссоздание особняка под нужды рыбного ресторана…