Корзина 0 товаров в корзине
Историко-культурологический проект о старой Москве
Дизайн - Notamedia 2019

Тверской бульвар, д. 26/5. Усадьба Римского-Корсакова

03-го Июня 2004
«У меня, Государыня, сильно рука зудит!»- смеясь, сказала графиня Брюс. — «Отчего?» — удивилась Екатерина II. — «Да вы сами меня когда-то на што-то уполномочивали, как бы не сбылась воля ваша…»
Тверской бульвар, вид со Страстного монастыря. Начало 1900-х годов. Из собрания Готье-Дюфайе.
Тверской бульвар, вид со Страстного монастыря. Начало 1900-х годов. Из собрания Готье-Дюфайе.
После того, как Екатерина выгнала «любовника на час» Зорича — племянника акушерки, отравившей ее невестку Наталью, в запальчивости сказала она своей близкой подруге: «Позволяю тебе ударить меня по щеке, ежели будут у меня еще фавориты!». Фаворит появился незамедлительно: гвардейский офицер Иван Римский-Корсаков, протеже князя Потемкина, красив был необыкновенно. Высокого роста, статный, с правильными чертами и обжигающе-черными глазами. «Его следовало бы брать как модель, всем скульпторам, живописцам; все поэты должны воспевать красоту Римского-Корсакова» — писала Екатерина Гримму. Кроме того, новоявленный Аполлон обладал «умом обыкновенным», добросердечностью, хорошим голосом и играл на скрипке. Вскоре Римский-Корсаков стал флигель-адъютантом императрицы и самым близким к ее телу человеком. Для себя ничего не просил, для родных тоже — да их не было у него, а вот требования своего покровителя Потемкина исправно Екатерине передавал, и вскоре настырность князя ему изрядно надоела. Да только Потемкин бы не был Потемкиным, чтобы почувствовав отчуждение питомца, в тот же миг не найти ему замену. А Ивана Николаевича он умело оболгал, приписав тому связь с графиней Брюс. Та и в самом деле благоволила Корсакову и встречалась с ним чаще, чем то разрешали приличия, но, по словам обоих, грани дозволенного они не переступали. Иван Николаевич вспылил и потребовал объяснений. Потемкин, в свою очередь, потребовал извинений. «Положение Екатерины было затруднительно, но она рассудила, в премудрости своей, что Потемкина заменить труднее было, нежели Корсакова, а потому и приказала она сему просить у князя прощения». Однако фаворит проявил невиданное упрямство и просить прощения у клеветника отказался, за что и был отправлен в Москву. Правда, щедро вознагражденный. А вскоре нашел он новую свою привязанность — графиню Строганову.
Графу Строганову патологически не везло с женами. Известнейший меценат, щедрый, прекрасно образованный, остроумный человек, Александр Сергеевич не был счастлив в личной жизни. Первый раз он женился на дочери графа Воронцова. Однако зять Строганов был на стороне Екатерины II, а тесть Воронцов защищал ее врага — Петра III. Дочь, по размышлению, сочла, что благоразумнее будет оставить мужа и вернуться в родительский дом. После многолетнего бракоразводного процесса, где Александр Сергеевич показал себя с лучшей стороны, Строганов решился еще раз попытать счастья. Его избранницей стала княжна Екатерина Трубецкая, о чьей необыкновенной красоте ходили легенды. Молодожены сразу же отправились в Париж. Говорят, что старик Вольтер, взглянув на прекрасную гостью, молвил: «Ах, сударыня, какой прекрасный день сегодня: я видел солнце и Вас». Однако и в этот раз Строганов не долго наслаждался счастьем, в 1779 году по возвращении в Россию его Катенька увлеклась… 25-летним красавцем Корсаковым, оставила мужа и уехала вслед за любимым в Москву. Строганов с честью выдержал и этот удар, оставшись в 46 лет с двумя маленькими детьми на руках, он, тем не менее, предоставил неверной супруге дом в Москве, имение и солидное содержание.
Последние десять лет жизни Александр Сергеевич Строганов (он умер в 1811 году) посвятил строительству Казанского собора в Петербурге, в которое было вложено немало средств. В итоге, сыну Строганова Павлу, брошенному матерью в семь лет, в наследство остались лишь добрая слава об отце да значительные долги.
Усадьба Римского-Корсакова, начало 1980-х. Из книги
Усадьба Римского-Корсакова, начало 1980-х. Из книги "Памятники архитектуры Москвы. Белый город" (предоставлено Денисом Ромодиным).
Счастливые любовники приобрели два соседних владения по Тверскому бульвару. Точнее, одно Строганов купил для жены у князей Друцких, а другое, принадлежавшее в разное время Ислентьевым, князьям Несвицким, Белозерским, было продано последними владельцами Римскому-Корсакову.
Оба главных дома стояли к нынешнему Тверскому бульвару торцами, т.е., фасадом к проезду, ведущему к стенам Белого города. Однако уже тогда их дни были сочтены и спустя три года, в 1782-м, крепостные стены разобрали. А в 1796-м, под руководством архитектора Карина, был разбит Тверской бульвар, сразу ставший популярным местом для гуляния среди светского общества. Бульвар обсадили березками, которые вскоре зачахли, тогда их заменили липы.
«В полдень сюда собиралось все высшее общество Москвы… Здесь можно было узнать последнюю новость, последнюю моду, повидать всех и показать себя». (Из путеводителя «По Москве»). Даже после страшного 1812 года, когда часть лип вырубили французы на топливо, а на другой части вешали подозреваемых в поджоге домов, бульвар не заработал дурной славы и после войны вновь стал привлекать массу гуляющих.
Все новые дома, естественно, возводились фасадом к бульвару, и старые на их фоне выглядели несколько несуразно. И после войны 1812 года, Корсаков решился перестроить объединенные владения. Работы велись под руководством великого Осипа Бове: старые дома ломать не стали, их торцы виртуозно выделили в новых фасадах по бульвару как центры протяженной композиции. По свидетельству современников, дом Римского-Корсакова «с большими великолепными садом, с беседками, статуями и прудами, посещался всей Москвой» и слыл одним из красивейших зданий.
Иван Римский-Корсаков умер 16 февраля 1831 года в возрасте 76 лет. Екатерина Строганова умерла еще раньше, оставив Корсакову двух детей: Варвару и Василия, которые, однако, носили фамилию Ладомирских и не были признаны законными. Даже в пожилом возрасте сохранял Иван Николаевич свою красоту и стать, с удовольствием делился воспоминаниями о 16 ярких месяцах своей жизни, когда он был в фаворе у императрицы. Бывал в гостях и Александр Пушкин, беседовавший с хозяином о прошлом, о временах Екатерины…
"Мы не рушим, мы восстанавливаем, гараж вот сделаем нормальный", - говорят рабочие. Тверской бул., 26/5, июнь 2004 г.

26 июня 2001 года дом по Тверскому бульвару, 26, памятник федерального значения, был передан для реставрации и создания культурного центра русской старины. …И расширения ресторана «Пушкин». Неожиданно «реставраторам» помешали те строения, которые не решился снести когда-то Римский-Корсаков, единственные, пожалуй, остававшиеся в живых свидетели времен Белого города. Их участь решила нужда в подземном трехэтажном гараже, сохранение старых строений «удорожило бы стоимость работ». 15 мая 2002 г. одна федеральная чиновница известила инвесторов, что с ее точки зрения, старые строения в состав памятника архитектуры не входят. И строения снесли. Настоящие реставраторы могли только наблюдать, как споро экскаваторы сносят ампирные особняки, под внешней оболочкой которых скрывается столь ценное для изучения нарышкинское барокко. А в 2003 году снесли и все остальное.

На данный момент от федерального памятника остался только фасад. Интересно, пришлось ли чиновнице хоть раз пройти мимо дома, чью судьбу она решила одним росчерком пера и своей точкой зрения? Наверное, нет. Ведь московская знать нынче по бульварам не гуляет.