Корзина 0 товаров в корзине
Историко-культурологический проект о старой Москве
Дизайн - Notamedia 2019

Улица Остоженка, д.13/12. Трактир «Голубятня»

03-го Апреля 2007
На углу Остоженки и 1-го Зачатьевского переулка стоит один скромный дом – №13/12. Внешняя скромность – приобретенная. Если сравнить это унылое здание с богатой постройкой, зафиксированной на фотографии 1913 года, видно, что расположение окон одинаковое – дом в основе все тот же. На сегодняшний день дом отселен, окружен забором и намечен под снос. Между тем история его на редкость богата.
Остоженка, дореволюционный вид. Из коллекции Э. В. Готье-Дюфайе
Остоженка, дореволюционный вид. Из коллекции Э. В. Готье-Дюфайе
В первой половине XVIII века владение это принадлежало прадеду Михаила Александровича Бакунина – «деятеля российского и международного революционного движения, теоретика анархизма и одного из идеологов революционного народничества», как пишет энциклопедия. Позже, уже в начале XIX века здесь стоял большой одноэтажный дом, где находился трактир Шустрова. Как писал Владимир Гиляровский, сам трактирщик с семьей жил в этом же доме, в мезонине, а на чердаке, вдобавок, Шустров устроил голубятню, самую большую в Москве.
Вероятно, шустровская голубятня очень глянулась другому трактирщику, также увлеченному «голубиным спортом» - господину Красовскому. Во всяком случае, он перекупил дом на Остоженке, сломал его и построил новый, план которого нарисовал лично, «самый большой трактир в Москве». С голубятней, иначе и быть не могло.
Прямо напротив трактира находилась церковь Воскресения Нового. 1920-1930-е годы
Прямо напротив трактира находилась церковь Воскресения Нового. 1920-1930-е годы
«Дом был выстроен каменный, трехэтажный, на две улицы. Внизу лавки, второй этаж под "дворянские" залы трактира с массой отдельных кабинетов, а третий, простонародный трактир, где главный зал с низеньким потолком был настолько велик, что в нем помещалось больше ста столов, и середина была свободна для пляски. Внизу был поставлен оркестрион, а вверху эстрада для песенников и гармонистов...», - писал Владимир Гиляровский. За трактиром прочно закрепилось название «Голубятня». В 1905 году в «Голубятне» собирались активисты-наборщики для подготовки всеобщей стачки, предпочитающие для своих встреч злачные места. Благо, развернуться им было где.
Как тут не вспомнить ныне уже не существующий дом 16 напротив по Остоженке! Здесь располагалась конспиративная квартира, где в марте 1906-го происходило тайное совещание при участии Ленина. «Совещание носило вид празднования именин хозяина и велось в угловой комнате за накрытыми столами. То обстоятельство, что квартира имела два выхода и находилась над популярной в Москве частной лечебницей, позволяло участникам собраться незаметно для тайного сыска». Так что - арестовали революционеров в «Голубятне», они устроили «именины» напротив.
Про второй, «сословный» этаж тоже есть что рассказать. Именно через него, в целях конспирации, пробирались богатые купцы, два раза в месяц приезжавшие на петушиные бои. В урочный день около шести часов вечера к «Голубятне» подъезжали наемные экипажи, откуда, озираясь, выходили почтенные господа и быстро скрывались в доме. По второму этажу мимо кабинетов за буфет, оттуда по внутренней лестнице наверх – маршрут каждый раз был один.
Петушиные бои стали популярны еще во времена графа Орлова и до 60-х годов XIX века поначалу велись вполне открыто, пока Общество покровительства животных не признало сию забаву жесткосердной и безнравственной. Тут уж любителям боев пришлось искать укрытия от полиции. Сдается, что полиция «конспиративные» места знала (с 1855 года в них был внесен и трактир на Остоженке), но почему-то обходила стороной, словно соблюдая неписаные правила игры.
Боевой петух стоил от 3 до 75 рублей, а ставки варьировались от 3 до 300 рублей. Бывали и выше. «Пари иногда доходили до нескольких тысяч рублей, - писал Гиляровский о петушиных боях в «Голубятне». - Фаворитами публики долгое время были выписанные из Англии петухи мучника Ларионова, когда-то судившегося за поставку гнилой муки на армию, но на своих петухах опять выскочившего в кружок богатеев, простивших ему прошлое "за удачную петушиную охоту". Эти бои оканчивались в кабинетах и залах второго этажа трактира грандиознейшей попойкой».
Некоторое время трактиром владел сын Красовского Николай – сочинитель и исполнитель сатирических куплетов, которые он печатал под псевдонимом Николая Остоженского. Неадекватность поведения (переходящая, по словам современников, в безумие) Красовского привела к тому, что трактир в итоге был продан за долги, сам же Красовский, разоренный ростовщиком Дунаевым, доживал свой век в нищете.
В 1914 году дом был перестроен. 1 ноября 1917-го, именно перед домом №13/12, был смертельно ранен командир революционных отрядов Замоскворечья Петр Добрынин (в его честь названа станция метро «Добрынинская»). В то же время шли жестокие бои во Всеволожском переулке, где располагался штаб белогвардейцев. Вся Остоженка поделилась на «красную» и «белую» половины. Так что «Голубятня» помнит и эти события.
Уже в 2005 году дом на Остоженке подпирали некие странные конструкции
Уже в 2005 году дом на Остоженке подпирали некие странные конструкции
«На второй день отряд Добрынина взял Зачатьевский монастырь, и я из чайнушки тоже за ними перебрался. Но белые не ослабевали. Бой шел круглые сутки. Наших полегло тогда очень много. И Добрынина в руку ранило. По-видимому, из окна. Стали мы производить обыски во всех домах – нет ли там переодетых офицеров и юнкеров, – и я тоже опрашивал подозрительных. Станет такой говорить, что он здешний, а я ему сейчас же вопрос: "А какой номер трамвая тут ходит?" Он не знает. Ну, сразу и видно, что соврал. К вечеру второго дня захватили наши одного парня, студентом назвался. Рассказывает он про белых, что они, дескать, все отступили к Волхонке и тут у них всего человек двадцать, так что легко их выбить открытой атакой. Гляжу на парня – что-то в нем знакомое, а не пойму что. Наконец сообразил – сапоги! На нем те самые сапоги, что я бросил во дворе на Зачатьевском. Пригляделся – да это ж тот самый юнкер, что подобрал тогда мой сверток. Ну и поймал его. Он сначала так и сяк, а потом признался, что юнкер и остался для разведки. "Наших, – говорит, – много кругом переодетых. Вот вы увидите, что ночью будет". Наши не поверили ему. "Это он нас пугает", – говорят. Но только стемнело – как они и начали с крыш, с чердаков, из форточек, из подвалов. И этой ночью пулей в живот был убит Добрынин». (Из рассказа П.Павленко «Мальчик с Остоженки»).
Почти здесь же на Остоженке, во дворе дома №12 (который, кстати, тоже готовятся снести), в этот же самый день погибла еще одна юная революционерка – 20-летняя Люсик Лисинова, похороненная позже на Красной площади у Кремлевской стены.
«Красная» половина победила. После революции в «Голубятне» были устроены коммунальные квартиры с минимумом удобств, а в 30-х годах дом надстроили.
Дом уже обнесен строительным забором. Фото - март 2007 года
Дом уже обнесен строительным забором. Фото - март 2007 года

Еще год-два назад здесь текла неспешная жизнь в квартирах, ходил махонький на одного человека лифт. 23 января 2006 года мэр Москвы подписал «График оформления документов по отселению в 2006 году пятиэтажных, ветхих, аварийных жилых домов и для освобождения площадок под строительство жилья». Среди домов, подлежащих полному отселению, Остоженка 11/17 и Остоженка 13/12. С удивлением писала одна из новостных лент: «Сейчас же тот факт, что в Москве все еще находятся желающие пожить в домах 11 и 13, кажется невероятным. Большая часть комнат в до сих пор не расселенных «коммуналках» сдается в аренду приезжим. Горячую воду в дом так и не удосужилась провести ни одна власть, а на высказанную жильцами одной из квартир просьбу заменить сломавшийся в 2000 году сливной бачок ЖЭК ответил, что «бачков нет и не будет». Тем не менее, некоторые жильцы квартир, потолки в которых не падают только благодаря деревянным подпоркам, не хотят покидать Остоженку». Теперь дом обнесен забором, украшенным плакатами. На одном информация, что здесь базируется бытовой городок по строительству «Мультимедийного комплекса актуальных искусств», на другом – реклама дома «Респект» в Большом Гнездниковском переулке, о котором мы, впрочем, уже писали. Там, если помните, ночью сами по себе упали тщательно сохраняемые реконструкторами палаты. Видимо, данный плакат – предвестник будущего дома 13/12. Сохранение трактира, пусть даже и с такой богатой историей, нынче не актуально.

P.S.
Летом 2007 года трактир "Голубятня" был снесен.