Корзина 0 товаров в корзине
Историко-культурологический проект о старой Москве
Дизайн - Notamedia 2019

Улица Пречистенка, д. 8, стр. 3. Усадьба Истоминых

05-го Июня 2006

История каретного сарая на Пречистенке была написана в сентябре 2003 года. Спустя три года, благодаря письму, пришедшему на «Москву, которой нет», она обрела продолжение.

Читать начало истории

«Главный дом №8 выходит на саму Пречистенку, тут палисадник, парадный вход и главные ворота». 2006 год.
«Главный дом №8 выходит на саму Пречистенку, тут палисадник, парадный вход и главные ворота». 2006 год.
«А на время моего отсутствия моего заместителя серую лошадь Сокола никому не давать», - такие приказы исправляла бывшая выпускница Алферовской гимназии Александра Михайловна Милованова, урожденная Истомина, работая секретарем-машинисткой в Одинцовском лесничестве. С Пречистенки семья Миловановых уехала в 1928 году…
В 1874 году торговый дом «Истомин и К°», приобретший у Рябушинского небольшую текстильную фабрику в Голутвине, преобразуется в паевое товарищество во главе с братьями Иваном, Григорием и Алексеем Михайловичами Истомиными и Наумом Илларионовичем Драгуновым. В 1892-м на место умерших директоров Григория Михайловича и Алексея Михайловича избираются сын и жена последнего: Михаил Алексеевич и Александра Николаевна. С 1884 года на фабрике устанавливаются первые механические ткацкие станки и к 1913 году обороты товарищества составляют 2,6 млн. руб., основной капитал - 600 тыс. руб. (600 паев по 1000 руб.), баланс - 3 841 044 руб., дивиденд - 10%. На предприятии занято около 2000 рабочих.
Вход на черную лестницу со двора. Пречистенка, 8, 2006 год.
Вход на черную лестницу со двора. Пречистенка, 8, 2006 год.
В 1921 году «Товарищество» переименовывается в «Красный текстильщик». Михаил Алексеевич продолжает состоять при фабрике вплоть до 1924 года, но теперь уже казначеем, ведет бухгалтерские дела. «Он поехал в город», - говорит внукам бабушка, жена Михаила Алексеевича, Лидия Александровна. «Город» - это район, ограниченный улицами Никольской, Варваркой и Старой площадью. Здесь сосредоточены все важные конторы и банки.
Сами Истомины после революции все так же живут в своей усадьбе, расположенной между Пречистенкой и Остоженкой. Главный дом №8 выходит на саму Пречистенку, тут палисадник, парадный вход и главные ворота. В Гагаринский выходит забор и калитка. Вплотную к дому №6 примыкают каретные сараи и сторожка. Сараи давно по назначению не используются и потому завалены всяким хламом, сторожка тоже пришла в негодность, и дворнику Ковалеву пришлось поселиться в цокольном этаже главного дома, деля его с семьей Годенко. В двухэтажном флигеле во дворе живет семья Никитинских. Истомины, после уплотнения, занимают ряд комнат в главном доме. Дети, впрочем, особого внимания на уплотнение не обращают, им лишь бы было с кем играть во дворе, в тени каштанов. Более всего детвору беспокоит загадка тайной комнаты на втором этаже. Из коридора в нее ведет дверь, но она всегда (!) закрыта. И, тем не менее, кто-то там живет. Жилец этот никогда не выходит и никак себя не проявляет…
К дому №6 когда-то примыкала сторожка. 2006 год.
К дому №6 когда-то примыкала сторожка. 2006 год.
Зато старшим Истоминым есть чему поражаться. На втором этаже даже ванную (правда, не чета нынешним, метров 17-18 будет) преобразуют в жилую комнату: ее занимает мадам Учитель.
На первом этаже располагается огромный зал и парадная лестница на второй этаж. В комнатах, обращенных окнами во двор, живет Александра Николаевна Истомина и второй ее сын – Николай Алексеевич, дядя Коля, со своей гражданской женой – цыганкой. Дядя Коля состоит слесарем по ремонту спортинвентаря в спортобществе «Динамо». Из-за жены остальные Истомины отношений с ним не поддерживают, а детям вход на первый этаж и вовсе заказан. Даже в дом они попадают через черную лестницу со двора.
После смерти Александры Николаевны в 1920-х годах, в комнатах поселились некие Серебренниковы, у которых было двое детей – Таня и Роман.
А на втором этаже комната для прислуги, кухня, туалет, переоборудованная ванная, спальня Михаила Алексеевича и Лидии Александровны (в этой же комнате за ширмой размещаются дети Истоминых – Ольга, Нина и Владимир). Старшие – дочери Александра и Катерина уже вышли замуж. Александра с детьми и няней Елизаветой Ивановной, безграмотной женщиной из Рязанской губернии, живет в соседней комнате, ее муж - Пантелеймон Афанасьевич Милованов в комнате при кухне. Следующее помещение заняли Горины. В этом семействе глава – мама. Она работает на фабрике «Эйнем», тянет на себе двух детей Настю и Мишу и нежно любима всей детворой за огромные пакеты с конфетами и шоколадный лом, который она привозит с работы в изобилии.
В бывшем кабинете Михаила Алексеевича и библиотеке расселилась семья Угрюмовых, дети – Наташа и Слава. Из-за этого книжные шкафы пришлось выставить в коридор, ведущий к той самой таинственной комнате…
Пантелеймон Афанасьевич Милованов был офицером царской армии. По окончании коммерческого училища, в Первую мировую войну он подался в армию, однако получил отказ – слишком уж был близорук. Милованова это не остановило, он пошел на войну вольноопределяющимся, дослужился до подпоручика. Участник Брусиловского прорыва 1916 года он боготворил генерала Брусилова и один из немногих в 1927 году пришел на его похороны. Не исключено, что именно генеральское воззвание «Ко всем бывшим офицерам, где бы они ни находились», опубликованное в «Правде» 30 мая 1920 года, определило службу офицера Милованова в Красной армии. До демобилизации в 1924 году он был начальником артиллерийских складов в Псковской губернии.
После 1924 года советская власть начала приглядываться к бывшим царским офицерам. От всевидящего ока и всеслышащих ушей надо было уходить. В 1925 году Миловановы решают перебраться за город. Выбрали глухую Белорусскую дорогу (на Казанской и Ярославской уже располагалась масса дач богатых людей, интеллигенции, писательской элиты – наблюдение было организовано на уровне), получили там участок в 1925 году и начали строить дом. Продали все, что только можно было, но все равно денег хватило лишь на первый этаж. Второй – коробка без пола и потолка под железной крышей. Но все равно, в 1928-м переехали. Вместе с няней, которая фактически вела все домашнее хозяйство. Александра Михайловна со знанием трех языков (обязательные знания выпускниц Алферовской гимназии) устроилась в лесничество, дети пошли в школу, Пантелеймон Афанасьевич стал работать корректором и литправщиком во ВНИИТИ – Всесоюзном научно-исследовательском институте технической информации. Великолепно знающий немецкий язык, он выправлял грамматику в технических переводах и вписывал формулы, которые не могла печатать машинка из-за отсутствия латинского шрифта. Зрение его окончательно испортилось, чему способствовало и то, что в доме до 1940 года не было электрического освещения.
Во дворе были конюшни, каретные сараи и множество каштанов. Теперь здесь административное здание. 2006 год.
Во дворе были конюшни, каретные сараи и множество каштанов. Теперь здесь административное здание. 2006 год.
Попали, правда, Миловановы из огня да в полымя, потому как построились в районе деревни Колчуга Одинцовского района. Здесь нефтепромышленник Зубалов выстроил себе когда-то дворец в готическом стиле и проложил дорогу, вдоль которой были поставлены две сторожки, где меняли лошадей. Именно это место и облюбовал товарищ Сталин для своей дальней дачи. А в сторожках разместилась охрана – красные латышские стрелки.
По счастью, семейство было признано не внушающим опасений, и у детей появилось новое развлечение - со всех ног бежать к дороге и отдавать пионерский салют, когда проезжала машина вождя всех времен и народов. По всему лесу на деревьях были закреплены железные коробки. Периодически к коробке подходил человек, из-за пазухи доставал телефонную трубку и дереву, как казалось детям, докладывал обстановку.
В 1937 году старший сын Миловановых Алексей окончил школу с отличием и без экзаменов поступил в Московский авиационный институт. Это был один из первых приемов в МАИ не с рабфаков, а из школ. Перед самой войной часть курса выбрала для практики завод №22 имени Горбунова в Филях, (теперь центр им. Хруничева). Началась война, паспорта у практикантов-технологов отобрали, зачислили в штат, дали удостоверения. А позже, когда завод эвакуировался в Казань, туда уехали все Миловановы. Проработали там год и в ноябре 1942 года 10 студентам МАИ, так «удачно» попавшим на практику, удалось вырваться в Алма-Ату для окончания института. Алексей получил красный диплом, для работы выбрал подмосковные Химки – завод №301. Пришел на завод к главному инженеру и сказал, что хочет работать в цехе. На этом заводе Алексей Пантелеймонович Милованов, правнук основателя «Товарищества Голутвинской мануфактуры», и проработал с 1943 по декабрь 1988 года. 17 лет был главным инженером, 17 лет… генеральным директором.
Завод №301 больше известен как НПО им. С.А. Лавочкина. С 1966 по 1975 год НПО им. С.А. Лавочкина разработало 10 типов космических аппаратов, обеспечивших приоритет Советского Союза в решении фундаментальных научных задач. В Советском Союзе НПО им. С.А. Лавочкина было единственной космической организацией, разрабатывавшей после ОКБ-1 автоматические межпланетные аппараты.
…Остальных Истоминых выселили с Пречистенки после войны. В маленькую квартирку в Резчиковом переулке близ Смоленской площади. Первый этаж во двор, окна вровень с землей выходили прямехонько на помойку. Михаила Алексеевича несколько раз сажали, но отпускали, так как вменить было нечего. В конце концов, приняли решение выслать Истомина Михаила Алексеевича за 100 км от Москвы, и он уехал ко второй дочери Екатерине в Ярославль.
Вид на бывшую усадьбу Истоминых со стороны Гагаринского переулка. 2006 год.
Вид на бывшую усадьбу Истоминых со стороны Гагаринского переулка. 2006 год.

«Судьба купцов Истоминых после революции неизвестна. Во всяком случае, потомки их в нынешнем Московском Купеческом Обществе не числятся. И имя Истоминых увековечено только их благотворительностью». Так записано в первой истории, что хранится в библиотеке «Москвы, которой нет». Так могло и остаться. Но в конце каждой истории стоит маленькая приписочка: «Если у Вас есть дополнительная информация, пожалуйста, пишите на moskva@kotoroy.net».

«Уважаемые господа, касательно судеб и потомков купцов Истоминых (Пречистенка, д.8, стр.3). Я являюсь прямым (в 4-ом поколении) потомком Истомина Михаила Алексеевича. Его дочь, Александра Михайловна (по мужу Милованова), моя прабабка, которую хорошо помню, умерла в 1974 году, а ее сестра Екатерина четырьмя годами позже. Жив мой дед Милованов Алексей Пантелеймонович, старший сын Александры Михайловны… Если Вас интересуют подробности, пишите или звоните. Петр Князев».

Благодаря Петру, который написал письмо, его маме Елене Алексеевне и самому Алексею Пантелеймоновичу, любезно уделившему мне свое время, у этой истории теперь есть продолжение. Спасибо.