Корзина 0 товаров в корзине
Историко-культурологический проект о старой Москве
Дизайн - Notamedia 2019

Второй Зацепский проезд – улица Зацепа – Малая Пионерская улица, д.1

13-го Декабря 2006
Дом на углу Зацепы и 2-го Зацепского проезда в 1930-х годах. Фото из архива МКН.
Дом на углу Зацепы и 2-го Зацепского проезда в 1930-х годах. Фото из архива МКН.
Современная карта Москвы иногда удивляет. Смотришь на нее и думаешь, куда, например, пропала восточная часть старинной замоскворецкой улицы Зацепы? Или куда «впадает» Малая Пионерская улица? На месте исчезнувшей части Зацепы теперь площадь перед Павелецким вокзалом и офисные дома архитектора М.М. Посохина. В эти дома и упирается западный остаток улицы. А не так давно здесь, между Зацепой, Вторым Зацепским проездом (ныне площадь) и Малой Пионерской (бывшей Малой Дворянской), стояли два дома-соседа. Возведены они были по проекту одного автора, и принадлежали одному хозяину.
В участок Андрея Федоровича Семенова, крестьянина села Прилуки Серпуховского уезда, каширский мещанин Петр Антонович Иванов вложил 25000 рублей. И тут же подал запрос в Московскую Городскую управу на получение разрешения, чтобы построить каменный трехэтажный дом. Не для себя лично, сам Петр Антонович проживал неподалеку (Малая Дворянская, 16), а для компенсации затрат. И получения прибыли, которую Петр Антонович, судя по всему, хотел получить как можно скорее. Проект здания и двухэтажного служебного корпуса во дворе Иванов спешно заказал архитектору Владимиру Александровичу Рудановскому. Будущий дом должен был выглядеть солидно. На фасаде предполагались и дощатый руст, и тройные итальянские окна по бокам, и узкое вертикальное окно лестницы по центру, и сандрики с маленькими фронтонами над окнами второго этажа, и зеркальные витрины магазинов в первом. 25 мая 1903 года Управа дала разрешение. Но! В проекте обнаружился существенный для кошелька Петра Антоновича просчет: архитектор рассчитывал на печное отопление, в то время как прогресс (а, следовательно, и требования жильцов) дорос до водяного.
Дом на углу Зацепы и 2-го Зацепского проезда, 10.11.1984 года. Что называется, найдите 10 отличий.
Дом на углу Зацепы и 2-го Зацепского проезда, 10.11.1984 года. Что называется, найдите 10 отличий.
Уже через семь дней после получения разрешения на строительство П.А. Иванов подает новое прошение. Проект В.А. Рудановского отставлен, вместо него 31 мая 1903 года утверждается другой. Его автор – архитектор Семён Александрович Сурков. Проекты Рудановского и Суркова похожи, оформление фасадов однотипное, но у Суркова на две оси больше, т.е. окна поставлены теснее. Главное отличие – водяное отопление квартир. При этом кухонные плиты остаются дровяными. Служебный же корпус во дворе строят по первоначальному проекту Рудановского.
Дом был построен, зажил своей жизнью, но свежеиспеченный домовладелец, как оказалось, не угомонился.
Тут следует немного отвлечься. По соседству с домом Иванова, в сентябре 1899 года, обустроился Торговый дом «Братья Шмидт» из Саратова. Это товарищество занималось хлебной торговлей, производством цемента, владело своим флотом на Волге: четыре парохода: «Иосиф», «Михаил», «Мельник», «Колонист», множество мелких непаровых судов и до 25 больших барж. Главное занятие Торгового дома – мукомольное дело. К концу XIX века годовой помол на мельнице товарищества доходил до 2170000 пудов (около 34 720 тонн). Из муки сорта «Вторая голубая» пекли знаменитые Саратовские калачи, славившиеся по всей России. В 1893 году мука «Братьев Шмидт» получила бронзовую медаль на Всемирной промышленной выставке в Чикаго.
Вид со стороны 2-го Зацепского проезда, 1971 год.
Вид со стороны 2-го Зацепского проезда, 1971 год.
Владения в Москве близ только что построенного Павелецкого вокзала были куплены не случайно. Вокзал связал Москву с Саратовом, и «Братья Шмидт» немедленно стали пользоваться удобным транспортным путем. К сожалению, саратовское товарищество довольствовалось существовавшими двухэтажными домами, строить на купленном участке ничего не стало, а через 10 лет и вовсе решило его продать. И даже несложно догадаться кому… Сделка состоялась 9 апреля 1909 года. 32 500 рублей и новый владелец – П.А. Иванов.
В 1911 году Петр Антонович отдает первый дом в залог, скорей всего, для постройки нового дома на месте зданий товарищества.
24 февраля 1910 года П.А. Иванов получил разрешение на строительство большого четырехэтажного доходного дома. Проект разработал уже знакомый нам архитектор Семён Александрович Сурков. Первый этаж дома занимали магазины, во втором, третьем и четвертом были квартиры, по шесть квартир на этаж. Всего в этом большом комфортабельном доме было 18 многокомнатных квартир, рассчитанных на представителей среднего класса.
В 1912 году в правой части первого этажа дома 1903 «года рождения» работали два магазина: писчебумажный и мануфактурный.
К сожалению, завершающие части здания – аттики над подъездом и над боковыми частями, создававшие интересный силуэт, исчезли в процессе эксплуатации здания после 1917 года.
Второй же дом довольно хорошо сохранялся вплоть до сноса. Исчез только балкон, который был на третьем этаже дома во весь скругленный угол дома, и аттики над подъездами.
Дом на Пятницкой улице может помочь представить как выглядели когда-то дома на Зацепе. Август 2006 года.

В середине 1980-х годов оба дома сломали. И историю предприимчивого мещанина Иванова теперь могут раскопать только архивисты. А представить как выглядели дома можно, если сравнить их с сохранившимся домом архитектора С.А. Суркова на Пятницкой, 54 (1912–1914 гг.). Схема построения фасада дома 1903 года и дома на Пятницкой одна и та же. В боковых частях дома на Пятницкой – тройные окна, у дома 1903 года – по одному широкому окну. Первые этажи всех трех домов заняты магазинами. Над всеми тремя домами возвышались аттики с выступающими вверх тумбами – «ушами». И в доме 1910 года, и на Пятницкой чем выше этаж, тем сложнее и мельче декор фасада. Излюбленные приёмы С.А. Суркова – высокие вертикальные окна лестниц, объединяющие два верхних этажа и сложные пилястры, располагающиеся в верхних частях фасадов.

Единственное отличие: видимо, для строительства на Пятницкой было отпущено больше средств, поэтому вместо простой кирпичной кладки появилась облицовка «кабанчиком» и тонко проработанная лепнина. Видно, что архитектор – мастер декорации. Особенно интересна обработка сандриков второго этажа в доме на Пятницкой. На замковых камнях завитки растительного происхождения выглядят как маскароны с лицами людей.

Этот дом пока стоит…

Автор текста Александр Фролов. Фотографии любезно предоставлены автором.