Корзина 0 товаров в корзине
Историко-культурологический проект о старой Москве
Дизайн - Notamedia 2019

Денежный переулок, д. 9/6 . Дом Поливанова

30-го Января 2004
«Здесь, в старых переулках за Арбатом,
Совсем особый город…»
(Иван Бунин, 1905 г.)
Если предпринять прогулку по лабиринту арбатских переулков, то на углу Денежного и Глазовского переулков можно обнаружить прелюбопытный дом, который внешне выглядит как каменный. На деле же он является одним из самых известных памятников московского деревянного ампира или «деревянного классицизма» и позволяет проиллюстрировать процесс гражданского строительства в послепожарной Москве.
Название Денежного переулка напоминает о месте поселения здесь когда-то мастеров монетного двора. В XVIII веке переулок именовался Плещеевым — по фамилии домовладельца Плещеева. В 1933 году стал улицей Веснина, старшего из трех братьев-архитекторов, ставших в советское время лидерами конструктивизма.
Денежный переулок в сторону Арбата, начало XX века. Из коллекции Э.В. Готье-Дюфайе.
Денежный переулок в сторону Арбата, начало XX века. Из коллекции Э.В. Готье-Дюфайе.
Именно жилые здания определяли облик Москвы, утраченной после пожара 1812 года на две трети, и восстановление их в прежнем виде заняло бы очень много времени. Ведь сгорели не только сами строения, но и вся обстановка, предметы быта. Поэтому архитекторы и домовладельцы при строительстве обратились не к образцам «большой» городской архитектуры конца XVIII века, а к уютным усадебным домикам, в изобилии существовавшим вокруг Москвы. Один за другим стали вырастать так называемые ампирные особнячки — небольшие, украшенные портиком с колоннами и часто имеющие над первым этажом жилую надстройку в центральной части здания — мезонин.
Сыграл свою роль и меркантильный интерес — по принятой системе налогообложения дом с мезонином считался одноэтажным и позволял хорошо сэкономить на налогах.
Характерная и небезынтересная особенность «московского классицизма»: в античные времена классические ордерные формы были деревянными, в камень их перевели позднее. И в послевоенных особняках XIX века они вновь вернулись в дерево, но что любопытно и забавно, делали их «под камень»! В Москве существовал специальный рынок, где продавали доски с выемками, имитирующими продольный руст. Ими обшивали дома снаружи. Спрос породил и торговлю специальным набором досочек, имитировавших замковую кладку над окнами. Помимо этого, в продаже были филенки различной длины с гипсовой лепниной. Продавались даже! деревянные колонны той или иной величины (но не выше, чем на один этаж).
Специальные строительные руководства содержали чертежи и советы, чтобы хозяйские плотники могли построить жилой деревянный дом «под камень».
Городская усадьба Поливанова, начало XX века.
Городская усадьба Поливанова, начало XX века.
Дом с двойным номером 9/6 в Денежном переулке построен поручиком А. К. Поливановым, который приобрел «обгорелую пустопорожнюю землю» в 1822-м; на ней, как сообщал квартальный надзиратель, деревянный дом «был окончен к 4 января 1823 года». Помимо главного дома усадьба включала одноэтажный флигель (надстроен мезонином в 1832) и соединявшую их деревянную ограду по линии улицы с арочными проходами и монументальными, украшенными резьбой воротами (выполнены в процессе реставрации дома в 1951-54 годах по образцу типовых оград начала XIX в.).
Одноэтажное строение с антресолями и просторным пятиоконным мезонином, основной акцент которого приходится на фасадную композицию — шестиколонный портик тосканского ордера — типичный образец «деревянного классицизма». Тут и наружная обшивка стен, и имитация горизонтального руста на углах, в интерьере же частично сохранилась планировка, парадная анфилада и фрагменты первоначальной ампирной отделки (парные колонны, лепные карнизы, облицовка искусственным мрамором). Единственное отличие от «собратьев» — практически полное отсутствие лепных украшений, обязательного компонента фасадов домов того времени.
Кстати, именно в мезонине или на антресолях, полуэтаже с низкими потолками, протекала повседневная жизнь хозяев дома. В «передних», роскошных и просторных комнатах принимали гостей.
В 1835 — 1836 гг. в доме в Денежном переулке жил один из участников литературного кружка «Арзамас» — Степан Петрович Жихарев, современник и знакомый Пушкина. Некоторые пушкиноведы не исключают возможности того, что поэт мог бывать в поливановском доме у Жихарева в свой последний приезд в Москву в мае 1836 г.
А о самом поручике Поливанове практически ничего неизвестно. Так получилось, что имя его увековечил дом. Есть, правда, еще церковь Рождества Христова в Илкодино (Шатурский район Московской области), построенная в 1841 году по инициативе помещика Александра Константиновича Поливанова. Но тот ли это Поливанов или его однофамилец сказать трудно.
После Октябрьской революции дом стал многоквартирным, жилым. Много позже перешел во владение всемирно известной Ассоциации шахматных федераций. В 50-х годах XX века дом реставрировался, а в 1980 году, накануне московской Олимпиады, горел. Тогда строение было восстановлено.
9 февраля 2001 года в доме шахматной ассоциации вновь произошел пожар. Загорание, виной которому было короткое замыкание, случилось ночью, пожилая женщина-сторож, сама бывшая шахматистка, вызвала пожарных, которым удалось потушить огонь за три часа. «Одновременно с тушением огнеборцам пришлось спасать ценные вещи. Из помещения были вынесены три мешка с большими резными шахматными фигурами из слоновой кости. Также от огня было спасено чучело огромного медведя. По словам очевидцев, чучело оставили рядом с домом, и огнеборцы, пока тушили пожар, невольно вздрагивали — настолько натуральным казался медведь в отблесках пламени» — писал об этом событии «МК». Усилиями 60 человек было спасено две трети особняка, но подвиг, видимо, был напрасен — пострадавший и обветшавший дом Поливанова стоит бесхозным и по сей день. Полуразрушенным памятником деревянному ампиру…

Фотогалерея